Один «карантин» на восьмерых

За истекшие сутки в Ленингорском районе в карантине прибавилось семь человек – жителей разных сел. Их всех навестили родственники из Грузии.

В Южную Осетию из России доставили пять тест-систем для выявления коронавируса, которых хватит на 200 анализов. Об этом сегодня на заседании оперативного штаба по противодействию пандемии сообщила главный санитарный врач республики Марина Кочиева. Она также подчеркнула, что до конца недели Российская Федерация выделит Южной Осетии тест-системы еще на 500 анализов. По информации Кочиевой, на утро 25 марта в республике под наблюдением медиков в карантине находится 31 человек. Девять из них – в инфекционной больнице, один – в Ленингорском районе и 22 человек – в домашней изоляции.

По информации гражданской активистки Тамары Меаракишвили, к утру 26 марта в Ленингорском районе число помещенных в карантин выросло до восьми человек:

«Вчера в карантин поместили двух женщин из села Деглев. Известно, что сын одной из них живет в Тбилиси. Уже после закрытия пунктов пропуска на карантин он тайно пересекал границу, чтобы повидаться с матерью. Вторая женщина – родственница матери, все это время гостила у нее. Вчера у нее появились признаки болезни – поднялась температура, появился кашель. Еще пятерых вчера забрали из села Ахмаджи. У них такая же история: член семьи тайно приехал в гости из Тбилиси. Правоохранительным органам стало об этом известно, они вызвали скорую помощь, задержали всех пятерых домочадцев и отправили в карантин. Еще одна женщина из Орчосана вернулась недавно из Тбилиси через «Верхний Ларс». Она не стала сообщать о своей поездке властям, как это положено, но кто-то из соседей прознал, что она побывала в Грузии, и сообщил в милицию, и женщину поместили в карантин».

То есть не агенты мирового зла и не грузинские диверсанты подвергают вирусной угрозе Южную Осетию, но любящие сыновья. Никакой карантин их не остановит, никакой коронавирус не помешает обнять и расцеловать мать-старушку. Иного пока не установлено.

Недавно закончился карантин у Аллы Джалагония. Ее выпустили до того, как поместили этих восьмерых. Напомню: молодую женщину власти выпустили в Грузию на похороны уже после закрытия границы при условии, что по возвращении она две недели проведет в изоляции. Как рассказала «Эху Кавказа» одна из сотрудниц больницы, за время пребывания Аллы Джалагония в карантине ее навещали родственники, знакомые, то есть все, кто посчитал нужным выразить женщине соболезнование. Ей приносили вкусную еду, как это обычно бывает на Кавказе, когда вся родня начинает заваливать больного едой. В Цхинвале, судя по всему, порядки строже, но, кажется, не на много.

Послушайте фрагмент беседы по телефону моей коллеги Ирины Келехсаевой со студентом югоосетинского университета Тамазом Голоевым, который после посещения Грузии находился в карантине в республиканской больнице Цхинвала:

«Ты в отдельной палате находишься?

– Да, да, в отдельной палате.

– Тебе разрешают выходить из палаты?

– Не знаю, по-разному бывает. Иногда – да, иногда – нет. А так, ко мне хорошо относятся, нормально».

Согласитесь, слова студента не производят впечатления, что в карантине царит строгая дисциплина.

Тамара Меаракишвили говорит, что ее частенько упрекают в верхоглядстве за посты в «Фейсбуке», посвященные коронавирусной теме. Дескать, ты же не врач, так и не лезь не в свое дело. Гражданская активистка говорит, что и не претендует на это высокое звание. При этом, подчеркивает она, каждый взрослый человек должен знать элементарные санитарно-эпидемиологические правила и нормы. И уж точно не надо быть доктором, чтобы понять – содержание этих восьми жителей района не отвечает требованиям карантина. Говорит Тамара Меаракишвили:

«В карантине люди должны содержаться в отдельных палатах с отдельными санитарными узлами. Но у нас трех женщин – одну из Орчосана и двух из Дзеглева – разместили в одной палате, а пятерых родственников из Ахдаджи поместили во второй палате. При этом все они пользуются одним санузлом и одной ванной комнатой. Это недопустимо».

Иными словами, если из восьми задержанных один окажется больным, то остальные семеро непременно подхватят вирус в ближайшие две недели карантина, потому что дышат одним воздухом в закрытом помещении и пользуются одним санузлом. Боюсь, с такими профилактическими мерами пять тест-систем хватит ненадолго.

Немногим лучше и положение ленингорских медиков, говорит Тамара Меаракишвили:

«Когда они мне рассказывали о людях, помещенных в карантин, начинали с того, что ехали на задержания с неохотой, потому что у них нет никаких средств защиты – даже медицинских масок нет».

Возможно, главный врач районной больницы мог бы раздобыть несколько масок для своего персонала, но, увы, его уже неделю как нет на работе.

В республике не видно единой позиции об угрозе пандемии, которой бы прониклись все руководство, все службы, общественность. С одной стороны, явно озадаченная Марина Кочиева с ее тревожными заявлениями по поводу того, что лаборатория не отвечает необходимым требованиям. Упреки главного санитарного врача в адрес безответственных товарищей, которые скрывают свои поездки на зараженные территории. А с другой стороны, президент Анатолий Бибилов проводит массовое мероприятие без масок – собирает народ, чтобы зачитать им свое ежегодное послание, по сути, подвергает людей опасности ради пиара.

Государственный советник президента Сослан Кокоев и вовсе отрицает сам факт угрозы пандемии. На своей странице в «Фейсбуке» он вывесил пост о том, как за десять минут Ким Чен Ын победил коронавирус в Северной Корее с таким комментарием:

«Вот как надо бороться с ублюдочной мировой элитой… А не подпевать им на своем дешевом псевдонаучном и псевдочеловечном уровне… Меня тошнит от некоторых!!! (это просто грипп!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!)».

Возможно, будь власти не столь легкомысленны, и медперсонал, и население республики вели бы себя иначе.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Комментарии в Facebook
NewsTbilisi

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.