Все ли спишется за счет COVID-19 и ЧП?

Чрезвычайное положение дает властям право ограничивать конституционные права своих граждан и профессиональную деятельность правозащитников и журналистов. Правительство Грузии, объявляя 23 марта ЧП, обещало, что ограничивать деятельность СМИ оно сильно не будет. Тем не менее часть журналистов и правозащитников считают, что приостановление действия срока выдачи публичной информации – мера непропорциональная. Беспокойство вызывает также состояние заключенных и подсудимых, поскольку правозащитники не могут следить за процессами из-за ограничений.

Ощущение того, что кроме пандемии не о чем больше говорить, усиливается на фоне чрезвычайного положения. Наряду с COVID-19 свои условия диктуют и грузинские власти. Приостановлены сроки действия выдачи публичной информации. Если до ЧП госструктуры были обязаны выдать информацию в течение десяти дней, сейчас эти десять дней нужно будет отсчитывать после отмены ЧП. Если все пойдет благополучно, в Грузии оно завершится 21 апреля. А до этого придется верить представителям власти на слово? Судя по реакции некоторых чиновников и части общества – да. Пытливые журналисты в эти дни могут стать объектом публичного осуждения, и не только со стороны чиновников, но и общественности, которая аргументирует свой гнев в соцсетях в духе: «Сейчас разве до этого, когда во всем мире свирепствует коронавирус?»

«Да, время, – говорит журналист-расследователь грузинской службы Радио Свобода, бывший глава Хартии журналисткой этики Георгий Мгеладзе. Он считает непропорциональным решение власти приостановить действие срока выдачи публичной информации:

«Есть опасность, что власти захотят протолкнуть какие-то вопросы втихомолку, и мы, журналисты не сможем об этом узнать. По законодательству каждая госструктура должна иметь одного или нескольких сотрудников, ответственных выдавать публичную информацию. А они и так работали онлайн, так что по большому счету режим их работы не сильно бы изменился. Если бы это ограничение коснулось нескольких ведомств, на которые сейчас падает особая нагрузка, мы бы к этому отнеслись с пониманием. А так, думаю, власть просто упростила себе дело».

Георгий Мгеладзе в качестве аргумента приводит тот факт, что и до пандемии коронавируса многие ведомства все время оттягивали предоставление информации, и ему приходилось судиться из-за этого. Сейчас Георгий и этого не сможет сделать. Из-за ЧП также приостановлено рассмотрение административных исков.

Это ограничение не коснулось уголовных дел, и правозащитные НПО сталкиваются с огромными проблемами. Судебные процессы по уголовным делам ведутся дистанционно в онлайн-режиме, и в таких условиях наблюдательские функции правозащитных НПО не предусмотрены.

Впервые за 11 лет Ассоциация молодых юристов не может вести наблюдение за судебными процессами. По словам директора программы по правам человека АМЮГ Мераба Картвелишвили, в ближайшие дни они намерены обратиться к правительству с просьбой принять меры, чтобы публичность уголовных дел не была полностью игнорирована. Даже если отложить в сторону тот факт, что судебная система в Грузии не пользуется высоким доверием, важно другое:

«Даже если эта система была бы очень хорошей, мы не знаем, как пройдет судебный процесс в конкретном случае. Для снижения рисков нарушения процессуальных норм важно, чтобы на процессе присутствовал объективный наблюдатель. В это время должны состояться процессы нескольких нашумевших дел, и очень важна здесь их публичность. Есть и другие проблемы: к примеру, у большинства заключенных нет адвоката (не по всем статьям УКГ предусмотрен казенный адвокат). Они на живом процессе не могут полностью осознать, в чем их обвиняют, не понимают судейской речи, как же они в дистанционном режиме поймут, что происходит? И еще: нас волнует, насколько будут защищены права заключенных, которые в дистанционном режиме будут общаться со своими адвокатами? Якобы будет отдельный чат, который не будет прослушиваться тюремной администрацией, но будет ли соблюдена конфиденциальность клиента, вот в чем вопрос?»

Тем более если гарантии конфиденциальности нет даже для Народного защитника. В январе министр юстиции Тея Цулукиани незаконно обнародовала видеозаписи встречи представителя офиса Народного защитника с заключенным.

В первый же день объявления ЧП Народный защитник Нино Ломджария призвала власти максимально защитить права человека в процессе борьбы с коронавирусом. В этом же заявлении отмечено, что функции омбудсмена не ограничиваются и в эти дни, и граждане могут обращаться к нему по горячей линии. Что же касается прав заключенных и людей, находящихся в карантине, в заявлении говорится, что идет работа над методологией мониторинга с учетом сложившейся ситуации.

Такова негативная сторона ЧП, отмечает Леван Авалишвили, один из руководителей НПО «Институт развития свободы информации» (IDFI):

«Но публичность, особенно в такой ситуации, очень важна. В первую очередь это касается информации, связанной со здравоохранением и окружающей средой. В такие периоды закрытость информации вызывает очень много проблем и вопросов».

Но, видимо, в ожидании лучших времен ограничений будет еще больше: вечером правительство объявило всеобщий карантин по всей Грузии.

Комментарии в Facebook
NewsTbilisi

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.