Жизнь, уходящая в онлайн

Хоть какой-то плюс имеем от коронавируса: он продемонстрировал нам некоторые «за» и «против» жития и бытия в режиме онлайн.

Не все, конечно, получается делать в виртуале, но кое-что уже выкристаллизировалось, что-то работает нормально, а что-то еще требует доработки.

Уже ясно, что не только фрилансер, но и кадровый чиновник прекрасно может работать из дома, и необязательно ему каждый день чапать на работу к девяти, давиться в пробках, дышать выхлопными газами и платить за билет в общественном транспорте. А в 18 часов все то же самое, но в обратном порядке. Лично мне нужен один час, чтобы добраться до работы. И один час обратно. Значит, два часа в день я трачу впустую, когда это же время я мог бы потратить на самообразование, погладить собачку или перечитать «Женитьбу Фигаро»

При современном развитии виртуальной канцелярии, работать с документами стало намного проще, быстрее и азартнее.

Как было раньше? Раньше в каждое министерство-ведомство заявление, просьба или жалоба поступали в бумажном варианте. Гражданин на белом листе писал или печатал или рисовал свои желания и претензии. Затем бумага сдавалась в канцелярию, и заявитель принимался ждать ответа. Канцелярия сортировала письма и, кряхтя и охая, относила их наверх к адресату – обычно это было первое лицо организации. Лицо бегло пробегало по письму глазками, неприязненно морщилось и резолюцией переадресовывало его к одному из своих замов. Дальше бумага потихоньку шла все ниже и ниже, пока не доходила до исполнительного инспектора или сотрудника самого нижнего звена. Тот готовил ответ, который снова шел наверх, по дороге визируемый и исправляемый. Потом первое лицо ставило (или не ставило) свою царственную подпись, канцелярия шлепала печать, проводила ответ у себя за определенным номером, и заявитель приходил и забирал его. Процесс был довольно долгий и на это уходило много бумаги, чернил и прочих канцтоваров.

Сейчас все намного проще: чиновник открывает рабочий сайт, видит письмо, которое минут десять как вошло в канцелярию и уже числится за ним, готовит ответ, «перебрасывает» его начальству и т.д. То есть все происходит в сети, не нужны курьеры, секретарши, крикливые машинистки и т.д. Чиновник сможет обслужить клиента, не выходя из дома, если его ПК будет подключен к учрежденческому серверу и ко всей юридической базе. Естественно, кто-то должен быть на рабочем месте физически, так сказать «дежурить», чтобы отвечать на вопросы, если понадобится живое присутствие. Думаю, рано или поздно эта практика приживется, определенные государственные деньги будут сэкономлены и пойдут на другие нужды. Опять-таки, можно частично решить вопрос парковки, трафика и часа пик. И тогда жизнь станет лучше и веселее.

Но вот что касается онлайн учебы, то тут есть определенные вопросы. Я в детстве читал один фантастический рассказ, не помню автора. В нем описывалась ситуация, близкая той, что сейчас творится в учебных заведениях. Дело происходило в будущем и смысл был таков: все школы давно перешли на занятия по телевизору, педагог в пустом классе стоял перед камерой и читал свой предмет. Дети сидели дома, а определенный алгоритм фиксировал – смотрит ученик данный урок или нет. Однажды в школу пришел молодой педагог, который в итоге сделал так, что дети начали приходить к нему в класс и все убедились, что это лучше и эффективнее.

Никакая онлайн-учеба, наверно, не заменит живое общение, мне так кажется. Преподавание – это тот вид искусства, в котором должен быть контакт с обратной связью «учитель-ученик-учитель». А с монитора все это происходит как бы понарошку. Можно послушать лектора, а можно его и не слушать, считать на потолке мух или приглушить звук. А можно и вообще отключиться, сославшись, что связь плохая. Так какая же это учеба?

В чем прелесть театрального действа? Оно уникальное потому, что живое. Посещение живых спектаклей и концертов не сравнить с телеспектаклями и телеконцертами. Совершено иное восприятие

Хочу сравнить учебу с театром. В чем прелесть театрального действа? Оно уникальное потому, что живое. И с каждым разом – неповторимое и индивидуальное. Никакого экрана, никакого монитора и пульта – все происходит при тебе, протяни руку и можешь дернуть Гамлета за бородку, если тебе разрешат. Преувеличиваю, конечно. Посещение живых спектаклей и концертов не сравнить с телеспектаклями и телеконцертами. Совершено иное восприятие. Недавно, в карантинной изоляции, я хотел по монитору посмотреть спектакль одного значимого режиссера. И эффект был минимальный. Даже подумалось мне: а что в этом спектакле такого великого, что о нем говорит весь мир? Тут я вспомнил, что подобные чувства уже испытывал раньше. В 80-х годах я был в Ленинграде и в БДТ смотрел великолепный спектакль, сатирическую оперу-фарс «Смерть Тарелкина», в постановке Георгия Товстоногова. Я даже сегодня помню то впечатление, которое на меня произвело представление. После окончания, я долго шел по заснеженному Питеру и глотал слезы восторга. Через некоторое время по телику анонсировали этот же спектакль и я с удовольствием сел перед экраном, с вожделением ожидая повтора того кайфа, который я испытал. И – ничего. Ничего подобного не произошло. Играли те же актеры, те же мизансцены, та же музыка, декорации, а впечатление было нулевым. Тогда я не задумывался, почему так произошло. Теперь я вырос и много чего понял. Эффект присутствия – великая вещь в искусстве. Современные кинотеатры оборудуются все более хитроумной техникой, чтобы зритель стал как бы соучастником действа. Говорят, скоро будут ароматы пускать в зал, соответствующие происходящему на экране событию. Так что тот, кто говорит, что театр может исчезнуть – очень не прав. И потом, актеры ведь каждый раз играют по-другому, в этом тоже есть своя прелесть.

Я спрашивал педагогов, что они думают про дистанционное преподавание, и ни разу не услышал доброго мнения по этому поводу. Один заслуженный учитель категорически отрицал качество подобных занятий. Да, в экстремальных условиях допустимы онлайн-учения. Ходили слухи, что даже экзамены думали проводить в подобном режиме. Потом поняли, что это будет полная фальсификация. Я понимаю тяжелое состояние нашего министра просвещения, для которого нынешняя ситуация абсолютно непривычная – мы в таких условиях находимся впервые. У него все время проходят совещания, как учить дальше. Сидят крупные чиновники, чешут затылки и каждый предлагает свой вариант учебы в условиях апокалипсиса. Наверное, они часто пытаются советоваться с нашими заокеанскими старшими братьями, которые думают, что знают все. Но тем сейчас не до нас, у них своя свадьба. И потому наши руководители просвещения методом проб и ошибок сами идут по невиданным дорожкам, встречая по пути невиданных зверушек.

Музыканты, которые попробовали занимать с учениками по скайпу, опустили руки – это невозможно. А каково вокалисту петь, а аккомпаниатору ему подыгрывать через телефон? Полная лажа

Не удовлетворившись разговором с педагогами, я обратился к студентам, спросил их, какого это – учиться по монитору. Студенты пошушукались и ответили, что Грузия пока к этому не готова. Из-за ряда причин. Во-первых, ответственность многих студентов не на том уровне, чтобы полностью довериться их усердию и жажде учится. Есть еще много разгильдяев среди них, которые будут отлынивать от виртуальных лекций и гонять лодыря. А во-вторых, во многих бедных студенческих семьях нет хорошей компьютерной техники. Так что студенты, те студенты, которые в самом деле жаждут знаний, дистанционно не смогут их квалифицированно получать. И потом, по многим дисциплинам онлайн-курс практически невозможен. Лабораторные занятия, медицинские практики, художественные вузы – они не могут так работать. Представьте себе мастерство актера онлайн. Или режиссерские этюды онлайн. А музыка? Мои знакомые музыканты, которые попробовали занимать с учениками по скайпу, опустили руки – это невозможно. А каково вокалисту петь, а аккомпаниатору ему подыгрывать через телефон? Полная лажа.

В общем, выход такой: в тех сферах, где онлайн-жизнь возможна, это надо осуществлять, пока зараза полностью не исчезнет. А в остальных – надо быть бдительным.

На эту тему много можно говорить, но не надо. А напоследок я скажу, что у меня есть мечта!

Да, у меня есть мечта, я ведь неисправимый фантазер и до сих пор, несмотря на почтенный возраст и слабеющую память, мне иногда удается лихо помечтать.

Так вот, у меня есть мечта! Я хочу, чтобы все протесты, все митинги, все демонстрации, все выступления согласных-несогласных, чтобы все это перешло в онлайн. Вот было бы здорово, нет?

По вашим глазам вижу, что вы со мной согласны.

Но, к сожалению, пока что это все в проекте.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Комментарии в Facebook
NewsTbilisi

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.