Актёр Мераб Кусикашвили: «Театр – это то место, где ты просто оживаешь.»

Добрый день, дорогие друзья. Приносим свои извинения за длительный перерыв, и для того, чтобы загладить свою вину перед читателями, мы приготовили для вас прекрасное и очень содержательное интервью с актером театра и кино Мерабом Кусикашвили.

П.М. – Добрый вечер, Мераб. Можешь ли ты дать краткую информацию о себе для наших читателей.

М.К. – Добрый вечер, Полина. Меня зовут Мераб Кусикашвили, мне 28 лет, я родился в Грузии в городе Тбилиси, актер театра и кино. Образование – закончил Грузинский Государственный Университет Театра и Кино им. Ш. Руставели. С 2013 года был принят в штат театра им. А. С. Грибоедова, который находится в Тбилиси, и играю там по сегодняшний день. Что касается моего репертуара, он включает в себя репертуар театра, практически во всех спектаклях играю. Принимаю участие в таких спектаклях как: «Игроки» Н. В. Гоголя, «Холстомер.История лошади», по повести Л.Н.Толстого, ну и т.д. 

Что касается киносферы, то в кино я относительно недавно. До практически позапрошлого года я всецело был втянут в театр, и киносфера не была для меня так в приоритете, а сейчас я уже все больше и больше стараюсь продвигаться в этом направлении. Вот недавно у меня вышел новый проект – документальный фильм Леонида Парфенова, под названием «Русские грузины», где я сыграл молодого Серго Орджоникидзе. К сожалению, из-за пандемии и коронавируса у меня сейчас не получается приезжать в Россию и сниматься, у меня, к сожалению, сорвалось несколько проектов, но я думаю, что я смогу это всё наверстать уже в ближайшее время.

П.М. — Как ты решил связать свою жизнь с искусством?

М.К. — Ну, это было мечтой детства. Мне было 11 лет, когда я поступил в детскую студию при Театре Юного Зрителя в Тбилиси. Проучился там относительно недолго, потому что театр закрыли на ремонт и вынужденно нас всех распустили. Несколько лет я был вне театра, потом в возрасте 16 лет я попал в студию при театре им. А. С. Грибоедова, потом поступил в университет, и вот так началась моя жизнь в искусстве.

Но выбор был сложный. У меня было 2 пути: либо пойти в театральный университет, либо в зооветеринарный, потому что и то, и другое было мечтой детства, и я хотел и туда, и туда, но в конце, конечно, выбор пал на театральный университет.

Фото из личного архива Мераба Кусикашвили.

П.М. — Как ты попал в театр им. А. С. Грибоедова ?

М.К.- В театр им. А.С. Грибоедова я попал в 2013 году, будучи еще студентом третьего курса. Был принят в штат, сыграв в спектакле «Холстомер. История лошади.», это была вынужденная мера, меня ввели в спектакль в связи с тем, что одного актера не хватало, а спектакль был фестивальный. Меня за один день ввели в спектакль, и после этого я уже был принят в штат безоговорочно, и по сей день играю. Такая судьба, нужно было, я попал, и по сей день там.

 Я особо и не думал еще на третьем курсе, куда я попаду, но получилось так, и, в принципе, я ни разу не пожалел о своем выборе и до сих пор служу этому театру, и думаю, что еще долгие годы буду в этом театре служить.

Фрагмент спектакля «Чайка» с участием Мераба Кусикашвили.

П.М. – Ты предпочитаешь работу в театре или в кино, и почему?

М.К. – Театр или кино? Это очень сложный вопрос, потому что это совершенно две разные сферы. Актер театра и актер кино — это две абсолютно разные профессии. У театра и у кино разная специфика. Иногда актеру театра сложно играть в кино, потому что там совершенно другие правила игры, и точно так же актеру кино играть сложно в театре, потому что в театре совершенно свои особенные правила игры. Но, в принципе, моя душа, она, конечно же, ближе к театру. Кино — это немного другое. Кино для меня – это способ самовыражения, способ достичь какой-то популярности. Театр – очень интимное и сокровенное пространство. В театре ты имеешь возможность прочувствовать зрителя, услышать его дыхание, почувствовать его энергетику. И, прочувствовав энергетику, отдать ему взамен свою энергетику, отдать ему свои эмоции, выложиться на все сто процентов. Театр – это то место, где ты просто оживаешь, где ты имеешь возможность жить.

П.М. — Чем грузинский зритель отличается от русского?

М.К. – Да, в принципе, практически ничем. Культура театра широко распространена и в России, и в Грузии. И в Грузии люди ценят искусство, ценят театр, и в России ценят искусство, ценят театр. В Грузии люди приходят специально в театр для того, чтобы просто обогатить свою душу, и в России приходят, чтобы обогатить свою душу. И грузинский, и русский зритель очень театральный, они знают, что такое искусство. Знают, ценят, ценят артистов, ценят всё, что происходит на сцене, дарят свою любовь. Поэтому особо сказать, что чем-то отличается русский от грузинского зрителя я не могу.

П.М. – Что объединяет русскую и грузинскую культуры?

М.К. – Русскую и грузинскую культуры очень много чего объединяет. В первую очередь, это соседство. Мы на протяжении многих веков живём бок о бок друг с другом, и поэтому это, конечно же, не могло не сказаться ни на грузинской культуре, ни на русской культуре. Что-то из русской культуры мы перенесли к себе, что-то из грузинской культуры вы перенесли к себе, и это нормально, это естественно, потому что когда на протяжении стольких веков вы являетесь соседями, то каждый что-то перенимает. У каждого есть что-то хорошее, и это хорошее каждый впитывает как губка в себя. Объединяет очень сильно культура: культура театральная, кинокультура, потому что во времена еще Советского Союза в грузинском кинематографе было задействовано очень много русских, в русском кинематографе было задействовано очень много грузин. Вот эти культуры двух стран, они всегда объединялись и всегда смешивались, и одни не могли без других.

Фрагмент документального фильма «Русские грузины»

П.М. — Есть ли у тебя любимые русский и грузинский писатели?

М.К. – Конечно же, у меня есть очень и очень много любимых русских писателей, русских поэтов. Факт, что я работаю в театре им. А.С. Грибоедова, он русскоязычный театр, это уже о многом говорит. У нас театр весь построен на русской классике, естественно это не могло обойти меня стороной, и с детства я всегда читал русскую литературу. Я, конечно же, перечитал всего Достоевского, всего Гоголя, я перечитал Булгакова. Пушкин, Мандельштам, Евтушенко, Владимир Семёнович Высоцкий, в общем, я даже не могу назвать и выделить какого-то одного автора, потому что всё это для меня очень дорого.

П.М. – Что тебе даёт игра в русском театре?

М.К. – Русский язык всегда был для меня в приоритете, ну, не считая грузинского языка, потому что грузинский – это мой родной язык. Без русского языка я просто не представляю свою жизнь, потому что пятьдесят процентов своей жизни я провожу, общаясь на русском языке. Поэтому игра в русском драматическом театре очень для меня ценна и важна, потому что через этот театр я могу окунаться в русскую культуру, я могу разговаривать на русском языке, я могу изъясняться на этом языке, потому что, к сожалению, в жизни, живя в Тбилиси, где основная масса населения грузиноязычные люди, очень сложно с кем-то общаться по-русски.

П.М.- Когда ты долго находишься за границей, по каким вещам из Грузии ты больше всего скучаешь?

М.К.- Конечно же, в первую очередь, я скучаю по своим близким. Я скучаю по своей земле, по своим горам, я скучаю по своему морю, я скучаю по своему воздуху. Грузия — это то место, без которого я не могу представить свою жизнь. Поэтому каждый угол, каждый камень, каждое дерево здесь для меня ценно, и, конечно, когда я уезжаю куда-то на долгий период, это всё становится настолько родным, настолько близким, что я не могу по этому не скучать.

П.М. – Было ли когда-нибудь желание переехать в Россию или в другую страну мира?

М.К. – Да, было желание переехать в Россию, непосредственно в Москву, в принципе, оно у меня и сейчас есть. Пока что не буду загадывать, не буду строить больших для себя планов, но посмотрим, как жизнь рассудит и покажет.

Мераб Кусикашвили на гастролях в России.

П.М. – Может быть, готовятся какие-то новые театральные постановки или фильмы с твоим участием?

М.К. – Сложно говорить в обстоятельствах пандемии и коронавируса о новых каких-то постановках с моим участием или тем более кинопроектах, потому что всё очень сложно, ничего не понятно. 10 сентября у нас намечается сбор труппы, мы соберемся обсуждать какие у нас дальнейшие действия, когда откроется театр, когда мы начнем репетиции, когда мы откроем сезон, когда появится новый репертуар, и когда у нас будет возможность снова стоять на сцене. Пока что больше я ничего не могу сказать, потому что всё это еще очень непонятно, но будем надеяться на лучшее.

Статью подготовила Мурашева Полина.

Комментарии в Facebook