Какой он — современный азербайджанский кинематограф

Автор: Ника Мусави, Азербайджан


В 2020 году одним из немногочисленных позитивных поводов для обсуждения в азербайджанском сегменте соцсетей стали успехи местных кинематографистов. Фильм Руфата Гасанова «Мой внутренний остров» получил приз за лучшую режиссуру на 26-м кинофестивале в Сараево, а «Среди рассыпанных смертей» Хилала Байдарова впервые в истории отечественного кино вошел в основную конкурсную программу 77-го Венецианского фестиваля.

Все очень радовались и испытывали гордость за родину. В самом деле, отчего ж не порадоваться. Особенно, если отвлечься от того обстоятельства, что на общем состоянии азербайджанского кинематографа ни эти, ни предшествующие фестивальные победы абсолютно не сказываются.

На первый взгляд может даже показаться, что современного азербайджанского кинематографа вообще не существует. Практически любой житель страны, включая молодежь, чуть ли не наизусть знает большинство фильмов, снятых в советское время. А вот с современным кино мало кто знаком.

Не будучи ни кинокритиком, ни киноманом, а рядовым зрителем с более-менее (смею надеяться) хорошим вкусом, я пребываю в уверенности, что кино должно сниматься, прежде всего, для того, чтобы его смотрели люди. И основной проблемой современного азербайджанского кинематографа, на мой взгляд, является именно то, что он существует как-то сам по себе, отдельно от публики. С одной стороны, зрители мало заинтересованы в местном кино, а с другой стороны – никто особо и не пытается их заинтересовать.

Немногочисленные прокатчики отказываются брать большую часть местной кинопродукции, так как заранее уверены, что они не сделают кассу. Телеканалы тоже не горят желанием их показывать. Вот и получается, что кинематограф в Азербайджане – абсолютно неприбыльное занятие, и вложенные в кинопроизводство деньги никак не окупятся.

Для независимых режиссеров и частных студий художественное кино – это скорее дорогостоящее хобби, а зарабатывают они на рекламе, сдают в аренду оборудование… в общем, выкручиваются, как могут. Государство тоже не слишком щедро финансирует кинопроизводство. Поэтому фильмов в Азербайджане сейчас снимается мало, и все их можно поделить на четыре основные категории. Точнее – на три с половиной.

Это не смешно

Первая категория – отвратительные комедии, бойко штампуемые парой-тройкой частных компаний. Определение «отвратительные» в данном случае не преувеличение и не предвзятость, честно. Это объективно третьесортный фильмы, выдаваемые за эксцентричность и гротеск, а на самом деле – попросту глупые, пошлые и эксплуатирующие все худшие штампы об азербайджанцах. Обычно их героями становятся туповатые и быдловатые провинциалы, попадающие в нелепые ситуации и другие карикатурные якобы «народные» типажи (для народа это, по сути, оскорбление).

Это чистой воды конъектура, и не имеет вообще никакого отношения к творчеству. Но самое ужасное – то, что именно эти комедии активнее всего рекламируют, крутят по ТВ и в кинотеатрах (точнее – крутили до тех пор, пока, с легкой руки коронавируса, кинотеатры не закрылись на неопределенный срок). Потому что они пользуются спросом у самой непритязательной публики, на которую рассчитаны. Нет, это совсем не смешно…

От щедрот государства

Вторая категория – фильмы на историческую, этнографическую и/или патриотическую тематику, снятые обычно по заказу Министерства культуры и туризма. Они могут быть как абсолютно бездарными, так и весьма неплохими, в зависимости от режиссера, в чьи руки попал этот заказ. К этой категории, в первую очередь, относятся фильмы о войне и биографические фильмы об известных литераторах или исторических личностях. Например – лента «Жизнь Джавида» Рамиза Гасаноглу (2007), посвященная известному азербайджанскому драматургу Гусейну Джавиду, ставшем жертвой сталинских репрессий.

Такие фильмы больше других подвержены гласной или негласной цензуре, их достоверность, манера подачи тех или иных событий, образы главных героев, стилистика – все это часто вызывает нарекания как специалистов, так и обычных зрителей, знакомых с темой. Если, конечно, зрители и специалисты вообще их увидят: эти фильмы практически никак не рекламируются, прокат ограничивается премьерным показом, да еще, может быть, по телевизору пару раз покажут в какое-нибудь неурочное время. Видимо, их снимают просто «чтобы было».

Хотя встречаются в этой категории фильмы вполне заслуживающие внимания. Такие, как криминальная драма «Расстрел откладывается» Алекпера Мурадова (2003) – история о «благородных разбойниках», на свой лад поддерживающих порядок в одном из бакинских пригородов в годы Великой отечественной войны. Интересный, атмосферный и колоритный фильм с хорошей актерской игрой, но прошедший практически незамеченным.

Кино для души и экспорт

Третья категория – социальные драмы с привкусом тлена или арт-хаусным налётом. Их снимают независимые студии и режиссеры, часто привлекая иностранных партнеров. Снимают «для души», заранее зная, что на родине это кино никто не покажет и не посмотрит, кроме друзей съемочной группы да нескольких синефилов.

Кинотеатры такое не берут категорически. Разве что какие-то андеграундные хабы или кафе организуют бесплатные показы для своих завсегдатаев. Это продукция «на экспорт» – её отправляют на международные фестивали и периодически даже занимают призовые места. И сделаны эти фильмы тоже очень «по-фестивальному» – со скупыми бытовыми диалогами, длинными кадрами, размытым сюжетом и столь же размытым философским посылом. Честно говоря, местной публике на такое смотреть скучновато.

Если кому-то хочется экзистенциальной тоски, он выбирает из огромного ассортимента европейского, азиатского или хотя бы турецкого кино. А за жизнью собственных соотечественников можно и в окно понаблюдать…

Едва ли не единственным (и весьма досадным) исключением можно назвать кинотрилогию «Занавес» Эмиля Гулиева. Первый фильм был снят в 2016 году, второй – в 2017-м, третий – в 2019-м. Сюжетно они практически никак не связаны между собой, каждый фильм вполне самостоятельный, но во всех трех так или иначе затрагивается тема патриархального менталитета в разных его проявлениях – добрачная девственность, отношения в семье, супружеская измена и тому подобное.

От своих слишком интеллектуальных (или претендующих на интеллектуальность) собратьев эти фильмы отличаются тем, что были сделаны гораздо проще, рассчитаны на широкую местную публику и ставили своей целью «поддразнить» ее. Расчет удался – первые два фильма трилогии имели, если не бешеный успех, то, как минимум, бешеный резонанс.
При этом особыми художественными достоинствами «Занавес» не обладает, да и подход у режиссера все же достаточно сдержанный, палки он не перегибает. Однако же и этого оказалось достаточно.

Коротко и относительно ясно

И, наконец, четвертая или «трех-с-половинная» категория – игровые короткометражки. Их снимают в большом количестве (чем дальше – тем больше) снимают и профессиональные режиссеры, которым не хватает денег на полный метр, и любители, и блогеры. Соответственно, жанры их тоже варьируются – от арт-хауса и психологической драмы до незамысловатых (иногда даже примитивных) кинозарисовок на всю ту же тему менталитета, безденежья или духовных исканий «простых парней». Последние пользуются наибольшим успехом – по крайней мере, если судить по количеству просмотров на YouTube.

С технической и художественной точки зрения «настоящим» кино эти зарисовки назвать нельзя. Это, скорее, самодеятельность. Хотя довольно искренняя, с продуманной сюжетной линией и живыми персонажами, говорящими на живом языке.

Среди авторов таких фильмов особой популярностью в последнее время пользуется блогер Алихан Раджабов, сам же исполняющий в них главные роли. Профессионалы и киноэстеты относятся к нему свысока, а вот публика – благожелательно.


Открытый финал

В начале 2012 года министр культуры и туризма заявил о создании Агентства по кино и обещал, что оно решит львиную долю существующих проблем, включая финансовую. Мнения по этому поводу разделились: одни испытывают радость и надежду, другие считают, что станет только хуже, и от государственного вмешательства в искусство ничего хорошего ждать не приходится.

Кто из них прав, покажет время. Между тем кинотеатры по-прежнему закрыты, а выбирая кино на вечер азербайджанские зрители отдают предпочтение Годару, Нури Бильге Джейлану, Тарантино, турецким сериалам, голливудским блокбастерам – в общем, чему угодно, кроме «местного производителя».

Комментарии в Facebook
NewsTbilisi

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.