Почему Грузия (не) должна была поддерживать резолюцию ПАСЕ №1633

Резолюция Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) №1633 уже который год является одним из главных вопросов для правящей партии «Грузинская мечта» (ГМ). Представители нынешних властей время от времени используют его для обвинений прошлого правительства в антигосударственных действиях. В ГМ считают, что поддержка грузинской делегацией данного документа равносильна предательству.

Главный акцент дискуссии делается на том, что резолюция обвиняет Грузию в развязывании августовской войны, но так ли это? Какова позиция сторон? На эту тему репортер Netgazeti побеседовала с бывшим замглавы МИД Грузии Серги Капанадзе и нынешним председателем комитета парламента по международным отношениям Николозом Самхарадзе.

Что случилось

6 апреля член оппозиционной партии «Европейская Грузия» Серги Капаназе написал в Facebook, что ему позвонили из проправительственного телеканала «PosTV» и попросили прокомментировать заявление Константина Косачева (в то время — глава делегации РФ в ПАСЕ), «которое на самом деле было искаженным отрывком из резолюции, в которой говорится, что Грузия бомбила Цхинвали и использовала кассетные бомбы».

«Я ответил, что никто и не отрицает бомбардировки и использование кассетных бомб, да вот только это не является началом войны», — написал Капанадзе.

Вскоре на пост Капанадзе ответил глава фракции «ГМ» в парламенте Мамука Мдинарадзе:

«Грузия отрицает то, в чем вы ее обвиняете!.. Бомбардировка Цхинвали кассетными бомбами — российский нарратив, который [они] не смогли подтвердить», — написал он.

Далее Капанадзе разъяснил, что Грузия бомбила военные объекты (в том числе кассетными бомбами) а не мирное население, «как говорит нынешний президент страны Саломе Зурабишвили».

«В то время мы еще не присоединились к Конвенции по кассетным боеприпасам… Если из этого кто-то сделает вывод, что войну начала Грузия, пускай. Но это исходит не отсюда и не из резолюции №1633», — написал Капанадзе и призвал представителей нынешней власти полностью прочитать резолюцию, а не только ее пятый пункт.

Мдинарадзе в ответ заявил, что другие пункты резолюции не являются достаточными для оправдания.

«В четвертом пункте написано, что 7 августа началась война, а в пятом пункте в начале войны обвинили ВС Грузии… В шестом же пункте говорится, что якобы атака России была ответной. Они оправдываются другой частью резолюции из-за того, что в ней есть слово оккупация и говорится о многих других преступлениях русских? Но является ли это противовесом тому, что написано в прошлых пунктах? Обязательно было обвинять свои ВС в начале войны? Да, это не было началом, но все равно обвинили и подписали ложь! Пускай никто так не играет со словом «признать», его никто не упоминал. Это не признание, а ложь, обвинение и предательство», — написал Мдинарадзе.

Представители бывших властей подтверждают, что пятый пункт на самом деле является проблематичным, но указывают, что в тот период в международной организации впервые была принята резолюция, которая признает Россию оккупантом и осуждает признание Абхазии и Южной Осетии.

Что написано в резолюции

Резолюция №1633 была принята 2 октября 2008 года, 93 голосами «за» и  29 голосами «против». Ее поддержали представители грузинской делегации. Российская сторона проголосовала против.

Ассамблея указала, что поскольку обстоятельства начала войны являются спорными для обеих сторон, они должны быть установлены объективно, независимым международным следствием. Причем следствие не должно было ограничиваться началом войны и расследовать предыдущие годы».

В резолюции также выражена обеспокоенность из-за нарушений прав человека и гуманитарного права со стороны обоих участников конфликта. За нарушение прав человека и гуманитарных прав на фактических подконтрольных ей регионах ответственность возложили на Россию.

Пункты резолюции:

4. Ассамблея сознает, что, хотя начало войны 7 августа 2008 года могло оказаться неожиданным для большинства ее членов, сама война стала результатом начавшейся намного раньше серьезной эскалации напряженности, сопровождающегося провокациями и обусловленным ими ухудшением положения в сфере безопасности. Шаги по снижению напряженности предприняты не были, и обе стороны конфликта не стали исключать возможность вооруженных действий. Ассамблея считает это неприемлемым. По мнению Ассамблеи, формат миротворческой операции в конечном итоге не позволил достичь намеченных целей, а миротворческим силам фактически не удалось выполнить задачу по защите жизни и собственности граждан в зоне конфликта. В связи с этим она выражает сожаление, что предыдущие призывы обсудить изменение формата миротворческой операции и процесса урегулирования конфликта были отвергнуты югоосетинской и российской сторонами.

5. Однако начатый без предупреждения обстрел Цхинвали грузинскими войсками 7 августа 2008 года привел к новому витку эскалации, а именно к открытым и полномасштабным военным действиям. Применение тяжелого вооружения и кассетных боеприпасов, создающих серьезную опасность для гражданского населения, представляло собой непропорциональное применение военной силы Грузией, хотя и на своей территории, и, как таковое, является нарушением международного права и обязательства Грузии разрешить этот конфликт мирными средствами.

6. При этом российский контрудар, включавший широкомасштабные боевые действия в центральной и западной Грузии и Абхазии, в той же мере не соответствует принципу пропорциональности и международному гуманитарному праву, а также нарушает принципы Совета Европы, уставные обязательства Российской Федерации и конкретные обязательства, принятые ею при вступлении в Совет Европы. Это привело к оккупации значительной части территории Грузии, а также к нанесению ударов по объектам экономической и стратегической инфраструктуры этой страны, что может рассматриваться либо как прямое посягательство на суверенитет Грузии и, следовательно, нарушение Устава Совета Европы, либо как попытка России распространить свое влияние на одно из государств «ближнего зарубежья» в нарушение взятого на себя при вступлении обязательства отказаться от этой концепции.

Аргументы сторон

Председатель комитета парламента по международным отношениям Николоз Самхарадзе считает, что «поддержка грузинской делегацией данной резолюции была очень неправильным шагом и негосударственным подходом, поскольку в резолюции отчетливо говорится, что военные действия были начаты с грузинской стороны».

«Наши оппоненты говорят, что там написаны и другие вещи, которые перевешивают их шаг, но я бы так не сказал. Документ, в котором говорится, что военные действия начала Грузия подписывать не следует. Они должны были сделать все, чтобы такого словосочетания в документе не было», — сказал он Netgazeti.

Мы спросили у Самхарадзе, в чем различие между смыслом резолюции и заявлениями бывших должностных лиц, например Бидзины Иванишвили и Саломе Зурабишвили о том, что войну начала Грузия.

Член парламента ответил, что не помнит, чтобы официальные лица действующей власти обвиняли Грузию в начале войне.

Заявление Бидзины Иванишвили о том, что «военные подразделения пришли в готовность и начали военные действия до того, как Россия пересекла границу», по его мнению, не значит, «начать войну».

«Грузия войну не начинала. Что касается того, виновна ли грузинская сторона, конечно, поскольку она попала в ловушку России. Войну же начала Россия», — говорит Самхарадзе.

Серги Капанадзе в свою очередь и сегодня убежден, что резолюция была серьезным успехом по многим причинам.

«В том числе из-за того, что Россия была признана оккупантом, была зафиксирована этническая чистка и многие важные для нас вещи. Поддержка этой резолюции была абсолютно правильным шагом. Что до того, что якобы в резолюции написано, что войну начала Грузия, как в последние годы говорят представители Грузинской мечты и их СМИ, это ложь. Если кто-то прочтет такую фразу, принесу публичные извинения. Это их постыдная интерпретация, которую они используют для политических целей», — сказал он Netgazeti.

Он разделяет мнение, что пятый пункт содержит не лучшую для Грузии формулировку, но говорит, что для полной картины нужно прочесть четвертый и шестой пункт документа.

Мы спросили, нужно ли было поддерживать резолюцию, ведь она все равно прошла бы, Капанадзе ответил следующим образом:

«Россия не поддержала ее поскольку она было очень проблемной. Почему Грузия не должна была этого делать, документ был в 99,9% в пользу нас. Российская делегация покинула обсуждение в знак протеста. Было бы неправильно если бы Грузия не приняла участие в обсуждении. Особенно учитывая то, что резолюции — живой организм. В последующие годы приняли резолюции получше».

Он также отметил, что бомбардировка Цхинвали и использование кассетных бомб разные вопросы, и он не говорил и не имел в виду, что кассетные бомбы использовались в Цхинвали.

Обе стороны говорят, что позиция Грузии (в т.ч в международных судах) заключается в том, что кассетные бомбы использовались на военных объектах, в направлении Рокского тоннеля, но не в Цхинвали против гражданских лиц.

Кассетная бомба — разновидность авиационного бомбардировочного вооружения, в виде тонкостенной авиабомбы, снаряжённой кассетными боевыми элементами (авиационными минами или мелкими бомбами) различного назначения (противотанковыми, противопехотными, зажигательными и др.) массой до 10 кг. В одной кассете может располагаться более 100 мин (бомб)

Минобороны Грузии еще 1 сентября 2008 года заявило, что кассетные бомбы были использованы, но не против мирного населения. Заявлению предшествовал отчет организации Human Rights Watch, согласно которому Россия и Грузия применили непропорциональную силу, в т.ч кассетное оружие.

Комментарии в Facebook
NewsTbilisi

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.