Армения между переворотом, выборами и революцией

Политический фон

После подписания капитуляционного «заявления», Армения находится в перманентном политическом кризисе. Власти сделали все, чтобы минимизировать этот кризис: это и интенсивная пропаганда в ходе войны и после нее, и военное положение, отмененное лишь 24 марта 2021 года, и ведение всех переговоров в секретном режиме, и оглашение важнейших документов поздно ночью, и доведение войны до точки, когда сил на сопротивление уже не было. Так, когда Пашиняна после войны спросили, почему он не пошел на тяжелые переговоры раньше, с лучшими условиями и с меньшим числом погибших, он прямо сказал «тогда бы меня назвали предателем».

Все эти меры дали свой эффект, благодаря чему Пашинян все же сумел сохранить власть и даже укрепить ее до известного предела, несмотря на постоянное давление не только с улицы, но и из кабинетов. В ночь на 10 ноября многие люди вышли на улицы Еревана, чтобы выразить протест против подписания соглашения, с тех пор, с перерывом лишь на холодный январь, в городе постоянно проходили акции протеста, к которым присоединились многие известные люди.

После подписания «заявления» сотни государственных служащих, в особенности, высшего и среднего звена, включая министров, подали в отставку, отказавшись сотрудничать с Пашиняном. Его призвали подать в отставку Католикос всех армян Гарегин второй, а также предводитель армянской церкви, распространенной в диаспоре. Также, к отставке Пашиняна призвали три бывших и действующий президент страны, большинство бывших премьер-министров, генеральный штаб и Высший судебный совет, Палата адвокатов, а также большое количество академиков, профессоров и представителей творческой интеллигенции.

Вряд ли кто-либо сможет сходу вспомнить подобные инциденты, когда существует столь сильное институциональное сопротивление власти, когда объединена почти вся элита страны, еще и на фоне поражения и последующих событий. При этом, на улицах десятки тысяч людей, и тем не менее власть сохраняется на протяжении месяцев, и постепенно перехватывает инициативу. Что именно происходит в Армении?

Общественное мнение

Несмотря на вышесказанное, в общественном мнении ситуация не однозначная. Согласно опросу, проведенному в середине февраля, 43.6% требовали отставки Пашиняна, 38.8% были против отставки, и еще 17.6% не определились с позицией. Причем по сравнению с ноябрем ситуация для Пашиняна даже улучшилась. Уровень одобрения Пашиняна близок к 50%, а за его партию готовы голосовать чуть более 30% избирателей.
Как мы видим, в обществе мнение о том, виноват ли Пашинян в поражении, разделились, общество расколото на две почти равные части. Но, что характерно, в Ереване его рейтинг составляет порядка 20%, а в провинциях – 40%. Неудивительно: туда информация доходит позже (в том числе, там ограничено вещание многих оппозиционных телеканалов), пропаганда работает эффективнее, а население не привыкло спорить с руководством.

Кроме того, в отличие от оппозиции, Пашинян очень эффективно и активно работает с общественным мнением, ежедневно вбрасывая новые тезисы, предлагая альтернативы и концентрируясь на решении исключительно вопроса о власти. И если оппозиция расколота, то команда Пашиняна имеет понятного лидера, с которым многие люди в регионах страны продолжают себя ассоциировать.

Помимо консолидации всех ресурсов, Пашинян использует еще два фактора. Первый – это постреволюционная эйфория, которая почти прошла, но все еще не полностью; многие люди слишком привыкли ассоциировать себя с Пашиняном и не готовы признать свою ошибку, таким образом отстаивая не нынешнего Пашиняна, а свой выбор трехлетней давности. Второй – противостояние с бывшими властями, к которым Пашинян сегодня относит любых своих противников, что успешно работает как политическая технология.

Раздражение бывшими властями, накопленное в обществе на протяжении длительного периода времени накладывается на пропаганду в стиле постправды, где анонимные телеграм-каналы, ютуб-каналы, фейсбук-страницы и прочие ресурсы социальных сетей, используя колоссальный траффик, продолжают сочинять небылицы в духе того, что жена третьего президента на самом деле не умерла от коронавируса, а уехала за рубеж, что благодаря действиям Пашиняна США и Россия объединились против Турции и отдадут Армении новые территории, и что именно из-за представителей оппозиции в страну не возвращаются военнопленные из Азербайджана.

Дилеммы оппозиции

Еще до подписания капитуляционного заявления, но, когда уже стало понятно, что Армения терпит поражение, оппозиция начала объединяться и давить на Пашиняна. Когда же заявление было подписано, то, несмотря на сохранение военного положения, начались акции протеста. Но эти акции проводились не столько самой оппозицией, сколько по требованию недовольных граждан, тогда как оппозиционные партии выглядели достаточно пассивными.

Причиной пассивности было, в первую очередь то, что они не хотели брать на себя ответственность выполнения положений «Заявления», подписанного Пашиняном и сдавать территории, а также сталкиваться со всеми прочими негативными последствиями войны, таким образом оставляя все это на Пашиняна. Тем более, что к тому моменту ресурсов для противодействия не было.

Другой причиной пассивности оппозиции была ее разрозненность. В формате объединенной оппозиции, где представлено 17 партий и несколько непартийных сил, эффективность действий представляет проблему, учитывая, что эти партии объединяло лишь неприятие политики Пашиняна на карабахском направлении. Помимо этого формата, были и другие партии, не присоединившиеся к протесту. В частности, это парламентская партия «Светлая Армения», с которой основной костяк оппозиционеров решил не сотрудничать. Это было довольно опрометчиво, учитывая, что в парламенте и так конституционное большинство правящей партии и добровольный отказ от такого ресурса вряд ли мог усилить оппозицию.

Третьей проблемой стало отсутствие у оппозиции единого и сколько-либо адекватного понимания сложившейся ситуации. По какой-то причине оппозиционные элиты были убеждены, что потеря Пашиняном власти – вопрос времени, что означает, что их задача – не отстранение его от власти, а дележ этой власти между собой.

В свою очередь, этот пункт неразрывно связан с четвертым пунктом: отсутствием у оппозиции тактического и стратегического видения будущего Армении. Если бы такое понимание у оппозиции было, то она бы его представила общественности в виде сколько-либо целостного документа, но за прошедшие пять месяцев это не произошло. Также, если бы оппозиция была в состоянии к стратегическому планированию, она в первую очередь, осознавала бы положение Армении (критические угрозы безопасности, нарастающие с каждым днем) и собственное положение (неспособность действий при более эффективной работе Пашиняна).

Наконец, форма и стиль работы оппозиции опирались на старые методы мобилизации, без креатива, использование лишь политической риторики и надежда на закулисные договоренности, где уличная активность будет лишь фоном. Как следствие, потенциальные сторонники оппозицию поддерживали очень вяло, понимая, что их выход на площадь не имеет самостоятельной значимости. Это несмотря на то, что большинство населения поддерживало отставку Пашиняна. Оппозиция не решилась на революцию против Пашиняна, а лишь ожидала его добровольной отставки. Когда Пашинян понял это, он лишь больше утвердился в том, что может оставаться во власти и дальше.

Действия Пашиняна
Пашинян проиграл войну и провалил послевоенные переговоры. Армения односторонне уступала территории, в том числе после войны, а военнопленные и пять месяцев спустя удерживаются в Азербайджане. Пашинян отдал всех азербайджанских военнопленных, не завершив процесс. Для сравнения, обмен военнопленными после грузино-российской войны 2008 года был завершен в течение двух недель после прекращения боевых действий. Отсутствие доброй воли у Алиева было очевидно изначально; но не это беспокоило Пашиняна.
Все политические усилия с первого же дня были сконцентрированы на вопросе сохранения власти. Для этого использовались как медиа-манипуляции, так и даже сокрытие реальной информации. В Армении никогда не были засекречены данные о погибших на фронте. Никогда до 2020 года. На конец войны было признано 1300 погибших (сейчас признано почти 4000, итоговое число будет ближе к 5000). Пашинян, как и во всех других случаях, объявил, что в поражении виноваты его предшественники.
Стоит отметить, что это объяснение было привлекательным для многих его избирателей. После прихода Пашиняна к власти дискуссия о том, какой будет судьба Карабаха не прекращалась. По сути, социальный контракт Пашиняна был крайне расплывчатым, а политика неосторожной. Благодаря интенсивной медиа-кампании и щедро раздаваемым обещаниям, Пашинян сохранил высокий рейтинг даже на фоне коронавируса. Во время войны на фоне победных реляций, транслируемых обществу и законодательному запрету на распространение альтернативной информации, Пашинян стал еще популярнее. И на этом фоне подписание «Заявления» стало громом среди ясного неба.
Большинство его сторонников не были готовы признать свою ошибку и принимали его оправдания за правду, обвиняя его конкурентов. Рейтинг Пашиняна падал, но медленнее, чем ожидалось. На конец марта уровень одобрения Пашиняна составляет 40%, неодобрения 55%. Кроме того, власть, очевидно, имела команду хороших политконсультантов и тщательно выполняла их рекомендации, таким образом сумев пройти сквозь довольно сложные испытания.
Разумеется использовался и административный ресурс; вся система местного самоуправления, министерства и лояльные бизнес-структуры были задействованы в мобилизации людей на митинг 1 марта, но Пашиняну все же удалось собрать достаточно большую толпу – объективно на его митинге было порядка 23 тысяч человек, тогда как на самом массовом оппозиционном митинге 20 февраля единовременно было порядка 14 тысяч человек.
Еще одну проблему представляло сохранение монолитности власти. В исполнительной власти возникла трещина – многие люди ушли, в первую очередь, с высших должностей, что подорвало легитимность власти. Несколько депутатов покинули правящую фракцию. Но если уход в отставку министров и их заместителей для Пашиняна был лишь неприятностью, то распад правящей фракции представлял угрозу куда более серьезную, учитывая, что Армения является парламентской республикой и собственного, отдельного от парламента, источника легитимности, у Пашиняна нет. Как следствие, если бы команда Пашиняна в парламенте развалилась, он бы не смог удержать власть. Для сохранения стабильности команды была проделана значительная работа, включавшая в себя методы как «кнута», так и «пряника».
Еще одно направление – непосредственно пострадавшие от войны – беженцы, родственники погибших и раненых солдат, а также сами участники боевых действий. Их консолидированное выступление против власти также подорвало бы легитимность и, хотя среди них настроения были довольно критическими, но социальная поддержка и риск ее потерять, сделали их более сговорчивыми. А родственников военнопленных удалось еще и стравить с оппозицией, объявив им, что Баку не возвращает военнопленных из-за митингов оппозиции. Пока Пашинян «работал» с ними, то оппозиция не выразила к ним интереса. Так что власти удалось защитить еще один чувствительный участок политического поля.

Перспектива выборов
На данный момент выборы еще не назначены официально, хотя предварительное решение об их проведении Пашинян уже оглашал – предположительно выборы пройдут 20 июня. В январе власти уже говорили о выборах, но 7 февраля, решив, что оппозиция сдалась, отменили их проведение.
Выборы – тонкое место для любого постсоветского режима, в особенности, представляя риск для нынешних армянских властей. Но точно так же, как и в вопросе уличного противостояния, власть действует эффективнее и, как правило, не оглядываясь на правила. Пашиняну удалось мобилизовать своих сторонников, все они намерены голосовать, тогда как его противники не собираются участвовать в выборах.
В этих условиях выборы могут дать ему возможность перевести дух и хотя бы отчасти стабилизировать ситуацию. Шансы Пашиняна победить на парламентских выборах довольно велики. Однако в правящей фракции не разделяют этого оптимизма: даже если они победят, их фракция заметно сократится, не менее 30 депутатов от правящей фракции не попадут в будущий парламент. Победу Пашиняна также не стоит считать предрешенной – если оппозиция все же объединится, он может столкнуться с противодействием, в том числе и после выборов.
Как бы там ни было, на данный момент Пашиняну удалось переключить фокус общественно-политической жизни с Карабаха на внутреннюю политику. И оппозиция стала его невольным союзником в этом, как потому что не имела собственного плана, так и потому, что сама была в большей степени сфокусирована на дележе власти, доказав, что за ее лозунгами ничего не стоит. Оппозиция добровольно отказалась от революционного пути и пошла на организованные Пашиняном выборы в надежде, что таким образом сможет взять ситуацию под контроль, забыв вокруг чего объединилась изначально. Это Пашинян уже может считать своей победой.

Автор: Грант Микаэлян, Ереван


Материал подготовлен в рамках проекта «Вести из Южного Кавказа». В тексте содержится терминология и иные дефиниции, используемые в самопровозглашённых Абхазии и Южной Осетии. Мнения и суждения, высказанные в статье могут не совпадать с позицией редакции «Netgazeti» и тбилисского офиса Фонда Heinrich Böll.

Комментарии в Facebook
NewsTbilisi

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.