Насколько реалистична новая политика Абхазии в отношении грузин

Лишь на несколько дней представления об Абхазии, сформированные годами, изменились после трагедии на Ингури произошедшей в начале апреля. В частности, когда правительство Грузии было объектом острой и справедливой критики из-за введения обязательного карантина, а глава действующей администрации Гали на местном телевидении рассуждал об упрощении правил передвижения.

Слова эти звучали обнадеживающе, если учитывать тот факт, что Константин Пилия не испытывал давление общественного мнения со стороны абхазов или грузин проживающих в Гали. В то же время в Тбилиси старались не замечать тот вред, который наносит карантин, и если бы не общественное давление, ограничения скорее всего остались бы в силе.

Есть ли повод считать, что в Сухуми произошли положительные изменения в политике в отношении населения Гали или в целом  отношении Грузии ? Ответ на этот вопрос может дать анализ последних событий.

Риторика Сухуми в отношении Тбилиси явно изменилась после прихода к власти Аслана Бжания. За последний год прозвучало немало громких заявлений о многоуровневых переговорах.

Правда, на фоне политических заявлений Сухуми не прекращает демонизацию Грузии и Запада (что уже превратилось в политическую формальность), но почти не использует нарратив о врагах. Даже больше — Бжания сам заговорил о теме, которая на протяжении была под негласным табу и снял с абхазов моральный барьер, призвав их использовать реферальную программу. Внимание также было акцентировано на экономической деятельности у Ингури.

Заинтересованность Сухуми как-то узаконить эти отношения и сделать их легальными принесут пользу местным грузинам. Позиции де-факто правительства Бжания еще отчетливее проявлялись во время кризисов.

Во время секретных визитов членов «Альянса патриотов Грузии» или его уже бывшего советника Бенура Квирая, Бжания пытался сохранять нейтралитет. С одной стороны он пытался утихомирить местную оппозицию, но с другой у него не было жестко негативной позиции по подобным контактам. Важна и его встреча с местным омбудсменом, на которой обсуждались права грузинского населения Гали. В итоге, порядок работы новой администрации района в корне отличается от прежнего. О «гуманности» Надарая в Гали наслышаны все.

В сравнении с ним, действующий глава Пилия отличается более деловым подходом и мягкой политикой. Следует обратить внимание, что Бжания назначил главой близкого родственника.

Упомянутые факторы создают повод для оптимизма в грузино-абхазских отношениях, но реальные шаги могут говорить о другом. Одна из главных угроз для перспективы лучшего будущего — отсутствие или дефицит реальных действенных мер.

Решения о переходе через Ингури или о правовом положении жителей Гали были приняты годом ранее: были закрыты грузинские школы, из переходов на Ингури остался лишь один и то, де-факто ведомства открывают и закрывают его по своему желанию.

Именно на фоне этих дискриминационных решений политика действующей власти выглядит более гуманной, но по сути, можно сказать, ничего не изменилось — учебный процесс на грузинском никто не восстанавливал (об этом даже речи не идет), никто не открывал закрытые КПП или возвращал гражданские права проживающим в Гали или беженцам.

Говоря об упрощении процедуры передвижения через Ингури, подразумевали лишь один пункт, а об открытии других Пилия даже не упоминал. Параллельно, полной поддержкой пользуется грубый механизм воздействия на идентичность местного населения — политика «абхазизации».

Смягчение политики Сухуми в отношении жителей Гали быть может связано именно с тем, что принятые ранее дискриминационные решения уже дали плоды: для местных становится все более понятно, что если есть желание выжить, альтернативы сотрудничеству и примирению с оккупацией нет, а для абхазской администрации думающее так общество менее проблемно, особенно учитывая то, что т.н граница контролируется российскими военными и они защищены от какой-либо военной или политической угрозы.

Тема многоуровневых переговоров привнесет ясность в этой череде  процессов и заявлений. Согласие обеих сторон и хотя бы поддержка экономической деятельности на Ингури покажет, насколько в Сухуми настроены изменить отношение и политику применяемую к жителям Гали.

Абхазская сторона рискует больше: политика «абхазизации» Гали провалится и икона грузинского врага начнет рушится, что отберет у местных националистов основу идеологического доминирования. Но это один из самых эффективных путей для восстановления доверия и отношений.

Поэтому, говоря об экономических отношениях или многоуровневых связях, абхазской общественности нужно сделать выбор между существующей неэффективной и коррумпированной системой или же той, которая основана на правах человека.

Автор: Зура Цурцумия, Тбилиси


Материал подготовлен в рамках проекта «Вести из Южного Кавказа». В тексте содержится терминология и иные дефиниции, используемые в самопровозглашённых Абхазии и Южной Осетии. Мнения и суждения, высказанные в статье могут не совпадать с позицией редакции «Netgazeti» и тбилисского офиса Фонда Heinrich Böll.

Комментарии в Facebook
NewsTbilisi

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.