«Обнаженные плечи, самонадеянные коты и Каспийское море» — Рассказ о фотохудожницах из Баку

В романе «Девушка с Лейкой» итальяно-немецкая писательница Хелена Янечек рассказывает о Герде Таро – первой женщине, ставшей военным фотографом. Под «Лейкой» тут, разумеется, подразумевается легендарная фотокамера. Девушки, о которых мы хотим сегодня рассказать, снимают на Canon, Nikon, Kodak, в их объектив попадают не сцены боев (и слава богу), а обнаженные плечи, самонадеянные коты и Каспийское море.

Шараф Нагиева и Фидан Назимгызы – молодые фотохудожницы из Баку, и поводов говорить о них вместе можно найти множество, несмотря на кажущееся кардинальное отличие. Шараф снимает портреты на заказ и «для души», воспевая на свой манер, мягким полушепотом, женскую (и иногда мужскую) красоту, какой ее видит. Фидан выхватывает случайные фрагменты из жизни города и его обитателей, превращая их в фото-зарисовки, похожие на кадры из неснятых фильмов. На фотографиях Шараф всегда много света, цвета, цветов. Работы Фидан почти нарочито черно-белые.

Но вместе с тем они ровесницы, обе начали всерьез заниматься фотографией около трех лет назад и за это время успели сформировать свою аудиторию, обе принадлежат к новому поколению азербайджанских фотохудожников, и обе… Впрочем, прелюдия явно затянулась.

Шараф Нагиева: «Чтобы сделать хороший портрет, нужно быть влюблённым в модель»

Шараф любит людей. Но не общаться с ними, а фотографировать их. Портретная съемка для нее – способ коммуникации куда более комфортный, глубокий и эффективный, чем обычный разговор.

«Фотографируя кого-то, я лучше его узнаю. Это гораздо чувственнее и интимнее, чем слова. Я вижу людей красивыми, какие они есть, и хочу делиться тем, что я вижу».

Прошло три года с тех пор, как, одолжив у друга цифровую камеру, Шараф стала «на полном серьезе» заниматься фотографией. И почти сразу ушла с работы, позволив себе роскошь смотреть на мир в видоискатель фотоаппарата, а не в окно офиса.

«Чтобы сделать хороший портрет, нужно быть влюблённым в того, кого фотографируешь. Порой мне кажется, что на время съемки я перестаю существовать как личность – становлюсь невидимой, незаметной. Молчу и отражаю. А человек по ту сторону объектива говорит, делится чем-то важным, личным, рассказывает свои сны. Или тоже молчит, но, в любом случае, это взаимодействие, при котором одна сторона очень бережно позволяет другой раскрыться».

И апогей этого взаимодействия – момент, когда обычная портретная съемка перетекает в съемку в стиле ню.

«Это та же душевная близость. Человек начинает доверять тебе настолько, что постепенно снимает с себя заученные позы, привычки, защиту, и, наконец, одежду».

Учитывая, что Азербайджане до сих пор остается весьма консервативной страной, стиль этот развит здесь очень слабо. Собственно, зародился и стал развиваться он совсем недавно – по крайней мере, недавно вышел из категории чего-то запретного, из запороленных папок на компьютере, и такие фотографии стали появляться на страницах фотографов в соцсетях и на выставках. И общество на такое искусство реагирует пока, мягко говоря, неоднозначно – в комментарии к такого рода фото почти наверняка набегут блюстители морали и пошляки (чем и обусловлено, нежелание женщин фотографироваться в полуобнаженном виде).


Автор фото Шараф Нагиева

В Азербайджане сложно не столько снимать ню, сколько получить у модели согласие на публикацию фото. Иметь свой красивый обнаженный портрет хотят многие, но мало кто хочет, чтобы этот красивый обнаженный портрет видела публика.

«Но сейчас все меняется. И прежде всего – отношение девушек к своему телу. Оно постепенно сходит с пьедестала, на который его поставили ограничения, навязанные предыдущими поколениями».

Ню для Шараф – это совсем не про секс. Обнажение – как символ максимальной искренности и естественности.

«Мне нравится показывать женское тело мягко, даже обыденно. По мне, именно это отличает ню от эротики».

Большинство проектов Шараф – поиск ответов на актуальные для нее вопросы. Проект «A Woman Being» был попыткой ответить на вопрос, что же такое женщина, и как она самоиденцифицируется.


Автор фото Шараф Нагиева

Проект «The Veil» изучал барьер между поколениями («занавесом» в Азербайджане называют этическую дистанцию между старшими и младшими). И, наконец, серия автопортретов «Diary of self-acquaintance» стала результатом изучения себя самой и восприятия своей физической оболочки. А сейчас Шараф готовится к своей первой выставке.


Автор фото Шараф Нагиева

«Я хочу, чтобы моя фотография была большим, чем пост в Instagram. Хочу, чтобы человек стоял перед портретом и видел то, что видела я, чувствовал то, что чувствовала я, нажимая на спуск».


Шараф Нагиева

Фидан Назимгызы: «Позвольте себе и другим смотреть на фото в течение нескольких минут»

На фотографиях Фидан люди часто присутствуют лишь в виде размытых силуэтов, едва различимых фигур. Случайные прохожие, незнакомцы из толпы, неожиданно становящиеся участниками действа, запечатленного на снимке. Но они необходимы для того, чтобы композиция была законченной. Они никогда не узнают, что стали частью этой композиции и, возможно, не узнают даже себя, доведись им увидеть фото.

«Разговариваю я только с теми, чьи портреты делаю, что случается довольно редко. Но в таких случаях мне интересно, что происходило и происходит в их жизни».

В юности Фидан увлекалась пленочной фотографией и ходила в магазины Kodak, чтобы проявить и распечатать пленку и купить новую катушку. Потом на какое-то время перестала фотографировать, а в 2019 стала снимать опять – уже на цифру. Хотя профессией это для нее пока не стало – Фидан перепробовала множество сфер, от библиотечного дела до бухучета, чем и занимается сейчас.

«Я увлеклась черно-белой фотографией благодаря работам Вивиан Майер. И, в итоге выбрала для себя чб, поняв, что далека от цвета. Наверно, из-за этого некоторые считают, что у меня есть свой узнаваемый стиль. Хотя, по-моему, я все еще нахожусь в поисках стиля и жанра. Не ощущения, что уже выработала свой почерк»

Фотографии Фидан часто сумрачные, даже мистичные. Реальность на них идет кругами, как поверхность озера, если бросить в него с берега камень, преломляется, истончается и из-под нее просвечивает нечто другое – то ли существующее, но невидимое, то ли придуманное автором, то ли домысленное зрителем. А еще на этих фото – птицы. Много птиц. Очень много птиц – от нахальных городских голубей до высокомерных воронов.

«Я могу часами смотреть, как летают птицы. Это дарит мне душевное спокойствие. Люблю ворон, кормлю их. Кажется, они это чувствуют и часто кружат вокруг меня. Вот и попадают в объектив».


Фото Фидан Назимгызы

Работы Фидан выставлялись во многих странах и публиковались в зарубежных журналах, она сотрудничает с Light & Composition University, пишет статьи о своих фотографиях и в настоящее время принимает участие в иммерсионном международном проекте «Berlin Explorer», предполагающим не только создание фотографий, но исследования, обмен идеями и «проживание» фотографирование как части экзистенциального опыта.


Фото Фидан Назимгызы

Также она работает над собственным проектом «Handmade Vintage Papers», вручную печатая фотографии в винтажном стиле.

«Основной принцип, которым я руководствуюсь, можно сформулировать так: «позвольте себе и другим смотреть на фото в течение нескольких минут». Это означает, что я хочу, чтобы мои фотографии были глубокими. Пусть люди смотрят на них долго, в задумчивости. И пусть любое мое фото останется в их памяти».


Фото Фидан Назимгызы


Автор: Ника Мусави


Материал подготовлен в рамках проекта «Вести из Южного Кавказа». Мнения и суждения, высказанные в статье могут не совпадать с позицией редакции «Netgazeti» и тбилисского офиса Фонда Heinrich Böll.

Комментарии в Facebook

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.