Гендерные квоты: как политические партии Грузии выполняют новое требование

Выборы в органы местного самоуправления 2021 года пройдут по правилам, отличным от предыдущих выборов. Одно из изменений, связанных с октябрьскими выборами, связано с введением гендерных квот.

На этих выборах каждое третье место в партийных списках должны занимать кандидаты женщины. Закон был принят парламентом после того, как провалился законопроект, требующий, чтобы каждый второй кандидат в пропорциональных списках Сакребуло (горсовет) являлся женщиной.

Это правило не действовало на выборах в органы местного самоуправления, которые проходили в Грузии 2017 году. Однако тогда была внедрена стимулирующая норма, согласно которой, партиям, в списках которых каждый третий кандидат будет женщиной, назначат дополнительное финансирование.

Тем не менее, если проанализировать результаты выборов 2017 года, то только 10 из 50 депутатов в Сакребуло Тбилиси были женщинами, а из 25 депутатов, включенных в пропорциональный список, женщинами являлись только 4 депутата.

Помимо гендерных квот, еще одно изменение касается количества мажоритарных округов.

Если до сих пор 25 членов Собрания Тбилиси избирались по пропорциональной системе, а 25 — по мажоритарной системе, то на выборах в органы местного самоуправления 2021 года Тбилиси будет представлен 10 мажоритарными округами. Соответственно, количество кандидатов, баллотирующихся по пропорциональному списку, увеличится. Так Сакребуло Тбилиси, состоящий из 50 членов, будет укомплектован 40 депутатами, избранными по пропорциональной системе, и 10 депутатами, избранными по мажоритарной системе.

Несмотря на то, что количество кандидатов женщин представленных в списках большинства партий не ниже, или немного ниже, чем количество кандидатов мужчин, для подробного анализа издание Netgazeti изучило наличие женщин кандидатов, в первой десятке партийных списков, т.н. «походных списков». В итоге выяснилось следующее:

  • «Грузинская мечта — Демократическая Грузия» — из 10 кандидатов в «проходном списке» значатся 3 женщины
  • «Гирчи — больше свободы» — из 10 кандидатов в «проходном списке» значатся 3 женщины
  • «Для народа» Анна Долидзе — из 10 кандидатов в «проходном списке» 5 мужчин и 5 женщин
  • «Третья сила» (Гиорги Вашадзе и другие) — из 10 кандидатов в «проходном списке» значатся 3 женщины
  • «Европейская Грузия» — из 10 кандидатов в «проходном списке» значатся 3 женщины
  • «Единое национальное движение» — из 10 кандидатов в «проходном списке» значатся 4 женщины
  • «Граждане» (Алеко Элисашвили) — из 10 кандидатов в «проходном списке» 5 мужчин и 5 женщин
  • «Альянс патриотов» — из 10 кандидатов в «проходном списке» значатся 3 женщины
  • «Лело» — из 10 кандидатов в «проходном списке» значатся 3 женщины
  • «Лейбористская партия» — из 10 кандидатов в проходном списке значатся 4 женщины
  • «Гиорги Гахария — Для Грузии» — из 10 кандидатов в «проходном списке» значатся 3 женщины
  • «Элене Хоштария — Дроа» — из 10 кандидатов в «проходном списке» 5 мужчин и 5 женщин
  • «Гирчи» — из 10 кандидатов «в проходном списке» значатся 3 женщины

Издание Netgazeti побеседовало о важности гендерных квот на местных выборах
с Нино Долидзе, которая является исполнительным директором Международного общества справедливых выборов и демократии (ISFED).

Что изменилось

По словам Долидзе, реформа — явный шаг вперед, но у НПО и активистов по защите прав женщин были иные ожидания учитывая изменения, внесенные в 2020 году.

Долидзе поясняет, что в результате изменений в избирательном законодательстве Грузии в 2020 году правила подачи партийных списков во время парламентских выборов в Грузии и выборов местного самоуправления, были изменены и впервые были введены обязательные гендерные квоты.

В частности, для выборов в органы местного самоуправления было определено, что в списке был каждый второй кандидат должен быть противоположного пола, однако до вступления этого закона в силу эта часть претерпела изменения в результате продолжающейся реформы.

«Во время второго чтения мы увидели изменение в законопроекте, что вместо каждого второго, быть представителем другого пола должен быть один из трех (кандидатов). Хотя раньше нам говорили, в том числе члены правящей партии, что никаких изменений в этой сфере не планируется. Однако неожиданно оказалось, что из троих, женщиной должен быть один (кандидат), что конечно, возмутило защитников прав женщин. Потому что еще нереализованная статья была изменена еще до того, как мы смогли увидеть, каким бы был результат», — сказала директор ISFED в интервью Netgazeti.

Она также сообщила, что, согласно имеющимся данным, в тройке лидеров могут быть два кандидата женщины, однако часто партии толкуют закон бульварно, а не по содержанию.

По словам Долидзе, в результате изменений все партии должны были включить хотя бы одну женщину кандидата в тройку лидеров, изменения также важны, поскольку они не оставляют места для манипуляций со стороны политических структур. В частности, директор ISFED объясняет, что если кандидат женщина уходит в отставку, ее также необходимо заменить кандидатом женщиной, которая стоит следующей в списке. В противном случае мандат аннулируется:

«Самое лучшее в этих изменениях — то, что партии не смогут исключать женщин из партийного списка. Если они это сделают, ее неизбежно заменит следующий представитель того же пола, или будет невозможно просто включить его в список и после выборов отклонить мандат кандидатов женщин, а затем заменить ее мужчиной.

Если произойдет так, что кандидат женщина не может быть заменена, мандат полностью аннулируется, чтобы политические партии не прибегали к манипуляциям, как мы видели в прошлом году в случае некоторых партий. «Гирчи, например, вынудил отказаться (от мандата) женщину кандидата», — сказала Нино Долидзе.

Какова практика

По словам директора ISFED, позиция правящей команды заключалась в том, что партии не были готовы к этому нововведению и якобы у них не было достаточного количества женщин, которых можно было представить в избирательных списках.

Однако, по словам Долидзе, не менее 30% членов во всех партиях — женщины, однако они не рассматриваются как кандидаты на руководящие должности, а в основном рассматриваются как координаторы, представители избирательных комиссий и другие подобные должности:

«Когда в партии говорит мне, что у них нет женщин, это неправильно. Почти во всех партиях женщины составляют не менее 30% членов, просто эти женщины не занимают руководящих должностей, и их деятельность носит более технический характер. Например, быть координатором, работать с документами и т. д. Значит, это указывает на отсутствие внутренней демократии. Когда в партии есть женщины, но никто не думал о том, чтобы их продвигать. Женщин всегда считали деятелями, но не лицами, принимающими решения. Вот почему нужны гендерные квоты, потому что сейчас им нужно больше ориентироваться на женщин и вносить их в списки и назначать на должности», — сказала Нино Долидзе.

Директор ISFED считает, что введение гендерных квот является шагом вперед и будет способствовать гендерному равенству в стране.

«Местные выборы действительно дают женщинам возможность войти в политику на местном уровне и внести изменения в права женщин и продвигать интересы женщин в стране.

«Эта проблема не решалась естественным путем в течение 30 лет, и на данном этапе я думаю, что лучшим решением является гендерная квота», — сказала Netgazeti Нино Долидзе.

Комментарии в Facebook

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.