«У дружеской помощи есть лимит» — Интервью депутатом Европарламента Виолой фон Крамон

Как воспринимаются местные выборы в Грузии в Брюсселе, будет ли ЕС снова играть роль посредника, если политический кризис в Грузии возобновится, какое влияние окажет возвращение Михеила Саакашвили в Грузию, и как смена правящей коалиции в Германии повлияет на поддержку стран Восточного партнерства и в том числе на Грузию? Netgazeti побеседовала с депутатом Европарламента Виолой фон Крамон на эти и другие темы.


— До местных выборов осталось совсем мало времени. Как эти выборы воспринимаются в Брюсселе и как вы оцениваете предвыборную обстановку, насколько она свободна или поляризована?

Я постоянно получаю информацию от своих коллег, которые представляют международные организации и методологически оценивают предвыборный период. К сожалению, как и ожидалось, преобладающими тенденциями в этот период стали поляризация, насилие, язык вражды и клевета. Похоже, что такие процессы подчеркивают природу грузинской политики. Это очень опасно, и я призываю все стороны перейти к политике сотрудничества вместо конфронтации.

— Если правящая партия не наберет 43 процента голосов, стоит ли ожидать какого-либо давления со стороны ЕС, в том числе по поводу проведения внеочередных выборов, как это было при посредничестве президента Европейского Совета Шарля Мишеля, от которого позже отказалась «Грузинская мечта»?

Мы, депутаты Европарламента, а также представители других институтов ЕС неоднократно выражали особое недовольство «Грузинской мечтой» за невыполнение своих обещаний и выход из соглашения.

Несмотря на заявление «Грузинской мечты», договор никто не отменял, и мы ожидаем, что все стороны выполнят его условия.

— Если ожидается давление, какие механизмы используются и как это будет выглядеть?

Отношения ЕС основаны на партнерстве, а не на давлении. Мы ожидаем, что все стороны этого партнерства выполнят свое слово и обязательства. Если какая-либо из сторон не выполняет свои обязательства, тогда мы рассмотрим механизмы, предлагаемые рамками партнерства в таких сценариях.

Какими будут эти механизмы, в значительной степени зависит от дня выборов и последующего периода. С этой точки зрения исключать ничего нельзя.

— После аннулирования «Грузинской мечтой» соглашения Шарля Мишеля, остается ли вопрос о диалоге Жана Моне в повестке дня ЕС?

Диалог Жана Моне очень важен в повестке дня Европейского парламента. Мы рассматриваем это как надежный инструмент для обмена опытом и создания атмосферы сотрудничества между грузинскими сторонами.

Как член Группы диалога Жана Моне с Грузией, я рассчитываю на диалог. В июне мы смогли подготовить хорошую почву для предварительных переговоров. К сожалению, «Грузинская мечта», выйдя из соглашения Мишеля и не выполнив своих обещаний, решила все перевернуть с ног на голову. Для продолжения этого важного диалога нам нужен действующий парламент Грузии. Все зависит от предстоящих выборов в самоуправление.

— Если политический кризис в Грузии обострится после выборов, стоит ли ожидать еще одного раунда посредничества с участием Евросоюза?

В лице нас у Грузии есть верный друг, и мы всегда готовы к посредничеству во время кризиса. Но дружеская помощь всегда имеет лимит. Грузинские политики должны научиться разговаривать друг с другом без иностранного посредничества. Это их страна, и они должны нести ответственность за происходящие процессы.

Вы встречались с Михеилом Саакашвили несколько дней назад. Что это за встреча была и о чем был разговор? Экс-президент объявил, что прибудет в Грузию в день выборов. Как вы оцеживаете это решение и считаете ли вы, что его решение усилит поляризацию в предвыборный период?

В своем заявлении я сказал, что возвращение Саакашвили не поможет Грузии в нынешней поляризованной ситуации. Это создаст бесполезную напряженность, которая очень опасна для страны. В такой напряженной ситуации, в ситуации насилия крайне важно, чтобы все политики и граждане действовали в интересах страны.

Как будет развиваться события после возвращения Саакашвили, сказать сложно.

— Недавно предположительно в результате утечки из Службы государственной безопасности были опубликованы тысячи файлов, в основном связанных с разговорами между представителями Грузинского Патриархата, но также включающими разговоры между журналистами, представителями гражданского общества и дипломатами, в том числе Хубертом Книршем и Карлом Харцелем. Как это воспринимается в Европарламенте и в целом, какой реакции мы можем ожидать от ЕС?

Понятно, что службы безопасности должны отслеживать угрозы, с которыми сталкивается государство, но это противоречит прослушиванию частных разговоров стратегических партнеров, что якобы делало грузинское правительство.

Я подчеркиваю частные разговоры, которые носят очень личный характер и не имеют никакого значения для национальных интересов Грузии. Посол Грузии в Европейском союзе был вызван в Брюссель, чтобы объяснить ущерб, нанесенный отношениям между ЕС и Грузией скандалом с прослушиванием телефонных разговоров.

— Несколько недель назад «Грузинская мечта» отказалась получить макро финансовую поддержку в размере 75 млн евро от Европейского союза, аргументируя это тем, что необходимо сократить свой внешний долг, хотя, по мнению ЕС, Грузия больше не выполняла предварительные условия, необходимые для получения финансовой помощи. Еще раз, как вы оцениваете это решение правительства Грузии?

Макрофинансовая поддержка (МФА) предоставляется на очень выгодных условиях для преодоления многих проблем, связанных с пандемией коронавируса. Вопреки взятым на себя обязательствам, «Грузинская мечта» решила не проводить судебную реформу. Судьи Верховного суда были избраны вопреки советам международных экспертов. В результате Грузия не смогла получить второй транш из финансовой поддержки в размер 150 млн. евро.«Грузинская мечта» прекрасно это знала, но решила поступить по своему. В результате вы можете видеть, что Грузия получила еще несколько кредитов, которые имеют гораздо худшие условия, чем те что мы предлагали.

— По данным правительства Грузии, страна планирует подать заявку на членство в ЕС к 2024 году. С сегодняшней точки зрения, на ваш взгляд, какие шансы у Грузии сблизиться с ЕС?

Грузия сейчас дальше от подачи заявки на членство, чем год назад. Последние скандалы, политическое насилие и постоянное невыполнение обещаний подорвали доверие. ЕС — это тесное партнерство, основанное на общих ценностях и доверии.

— Мы также хотели бы спросить вас о федеральных выборах в Германии. Каковы шансы «Партии зеленых», которую вы представляете, попасть в правящую коалицию? В случае нового правительства, какими будут отношения с Россией, в том числе с точки зрения прав человека, энергетики и региональных конфликтов? Ожидается ли, что Германия будет более критичной, чем это было во время правления Меркель?

Я не хочу спекулировать этим вопросом, поскольку переговоры о возможных вариантах коалиции все еще продолжаются, но весьма вероятно, что зеленые будут в следующем правительстве Германии. Наша партия особенно привержена демократическим ценностям и поэтому очень критически относится к автократии и диктатуре.

— В случае нового правительства, следует ли ожидать от ЕС большей поддержки европейской интеграции в странах Восточного партнерства, включая Грузию? От чего будет зависеть эта поддержка?

В целом поддержка стран Восточного партнерства зависит от самих же стран [которым оказывается поддержка]. Согласно принципу «что заслужил». Грузия, Украина, Молдова, Армения и Азербайджан должны понимать что поддержка будет полностью зависеть, от демократических реформ, которые они будут проводить.

Комментарии в Facebook

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.