От разрезанных лоскутов к «утекающей» материи — Ковер как философия

Автор: Гюнель Мевлуд


Путь Фаика Ахмета: от разрезанных лоскутов ковра к «утекающей» материи

Художника Фаика Ахмета как на родине, так и во всем мире знают как автора «текущих ковров». Традиционные азербайджанские ковры превращаются в сюрреалистические произведения искусства в интерпретации художника. Странно, что идея перевоплощать ковры пришло к Фаику еще будучи ребенком. «Когда я остался один в своей комнате, разрезал ковер, и собрал его снова из кусков» говорит художник.

Кавказ — консервативное общество и у нас новизны обычно не принимаются сразу. И особенно, когда дело касается такой святыни как ковер. Ведь азербайджанцы считают ковры также своей самоидентификацией.

«Любое новшество и не только у нас на Кавказе, воспринимаются как угроза, и только с течением определенного временем та или иная идея может заслужить уважение и быть принятой обществом. Такова природа человека и общества. Вопрос только в том на сколько радикальна идея предлагаемая обществу, и на сколько она необходима именно в определенный момент истории.

Сложности конечно были и даже сейчас не всегда легко. В этой работе главное будучи внутренне свободным и готовым к новому, продолжать относится с уважением к традиции, ведь именно эти традиции подарили нам ковер и всю нашу культуру. Но так же именно либеральное мышление позволяет нам развивать и пересматривать устоявшиеся традиции и двигаться в ногу с изменениями мира…»

Будучи профессиональным художником, Фаик долго размышлял о возможности трансформации древних Азербайджанских традиций в условиях современных вызовов. Возможна ли гибкость, когда вопрос касается тысячелетней истории ? Где проходят границы которыми можно определить себя как индивида и на сколько эти границы изменчивы? Как идентифицировать свою культуру оставаясь частью глобального мира?

«Идеи в искусстве всегда приходят из коллективного бессознательного общества. Индивид в лице художника, который может погружаться в это бессознательное трансформирует эти идеи в язык, который общество осознает в форме объекта искусства. Но, как и все в этом мире, ничего не приходит сразу, но все процессы доходя до критической отметки, проявляются, и создается чувство, что вещи и идеи возникают внезапно.

Ковры «текли» всегда, но я это «увидел» внезапно, когда  критическая линия была пересечена. Моя работа началась не с трансформации ковров, а с вопроса возможности трансформаций древних традиций, в частности традиций Азербайджана в условиях современных вызовов».

Художник считает, что ковер — это материал, который носит в себе исторический, социальный и политический месседж.

«Даже без особого вложения в него такового, любой материал уже носит в себе тот или иной смысл, или символ».

Фаик говорит, что он не вкладывал в свою идею месседж.

«Месседж — это готовый ответ, это сформированное мнение и мне это не интересно. Мне интересен вопрос который никто не задавал, который создает новое пространство в котором есть потенциал для чтения новых месседжей – ответов».

В Азербайджане много школ и направлений ковров, и не только школ ковров, но и так же не мало философских — мистических школ. Фаик — продолжатель школы Насими, хуруфизма.

«Эта философия и практика дает возможность свободно рассматривать вещи и потоки в окружающем нас мире. По этому сложно сказать что я взял из традиционных школ, а что из себя».

— Как же удалось реализовать эту идею… Ведь технические моменты не менее важны.

«Конечно очень сложно вносить изменение в древние техники. Но это удалось за счет сотрудничества с самими ковроткачами. Именно вместе с ними мы находили новые способы реализации моих порой безумных идей. С ковром как с материалом современного искусства до меня работали такие художники как Латиф Каримов, Чингиз Бабаев, Тарлан Горчу. Так как художник в первую очередь исследуют свою собственную уникальность, по этому один и тот же материал совершенно по-разному проявляется в практике искусства.

Так же узоры ковров были объектом исследования такого азербайджанского ученого кристаллографа как Профессор Худу Мамедов».

Утекающие ковры Фаика стали популярными не только у себя на родине, но также во всем мире. Он участвовал в разных международных проектах и прославился своей идеей. Мир заинтересовался им.

«Мне кажется ценность этих работ видят в том что они чисто Азербайджанские. Как сам ковер, место его традиционного производства, так и художник и его идеи. Это кажется необычной трансформацией из локального в глобальное. Это возможность говорить о глобальных вопросах локальным языком. Ведь обычно бывает наоборот. Есть выражение думай глобально, действуй локально, я пересмотрел это выражение».

Обычно современные артисты используют социальные сети для того, что бы привлечь внимание к своему творчеству, мы искали страницу Фаика на разных платформах, но не нашли…

«Это совершенно нормально использовать разные социальными медиа, что бы показывать свое искусство миру. Но так же важно во время уходить из этих систем.
Художник свободное существо и не может быть привязан к тем или иным системам, будь то виртуальная или даже реальная сеть. Что бы энергия искусства набирала силу она должна быть независимой и текучей. Я следую этому правилу».

— Мы уже можем ожидать следующую арт-революцию от художника?

«Я несколько лет работаю над новой теорией искусства, мне даже сложно назвать это искусством, так как эта теория дает возможность видеть совершенно новое нетронутое поле для исследований. Похоже скоро придет время поделиться результатами этой работы. Но пока это все что я могу рассказать…»

— Эти ковры продаются? Какое у них предназначение?

Работы Фаига Ахмеда демонстрируются по всему миру. География его персональных выставок и участия в групповых выставках включает в себя Нью-Йорк, Париж, Лондон, Берлин, Москву, Дубаи, Шарджу, Мумбаи, Рим, Венецию, Вашингтон, Гонконг, Гонолулу, Мельбурн, Сидней, различные города Азербайджана, Швеции, Норвегии и т.д.

В последние годы работы Ахмеда экспонировались в таких музеях, как Бостонский музей изобразительного искусства, Музей округа Лос-Анджелес, Художественный музей Бельвью, Институт искусства и дизайна Милуоки, Кливлендский музей современного искусства MOCA, Музей древнего и нового искусства Тасмании, Римский музей современного искусства MACRO, Пенсильванский колледж искусства и дизайна, Музей исламского искусства Шангри-Ла, Музей Нью-Йоркского университета в Абу-Даби, Текстильный музей Швеции, Галерея Projective Eye при университете UNC в Шарлотте, Новая Третьяковская галерея, Стамбул-Модерн и т.д.

В 2013 году художник был номинирован Лондонским музеем Виктории и Альберта на премию Jameel Prize 3.

Работы Фаига Ахмеда хранятся в таких публичных собраниях, как Музей искусств округа Лос-Анджелес, Институт искусств Чикаго, Музей искусств Сиэтла, Музей искусств Палм-Спрингс, Музей искусств Крайслера, Музей искусств Керриер, Музей школы дизайна Род-Айленда RISD, Музей университета Уэйк-Форест, Музей Баргуана во Франции, Польский музей современного искусства MOCAK, Национальная галерея Виктории в Австралии, Монреальский арсенал современного искусства в Канаде, Национальный музей искусства, архитектуры и дизайна в Норвегии.

— Сколько времени занимает изготовление одного ковра (примерно, конечно)?

В зависимости от размера и сложности работы, изготовление занимает от двух до шести месяцев.


Художник считает, что ковер несет в себе исторические, социальные и политические послания.

Материал подготовлен в рамках проекта «Вести из Южного Кавказа». Мнения и суждения, высказанные в статье могут не совпадать с позицией редакции «News Tbilisi» и тбилисского офиса Фонда Heinrich Böll.

Комментарии в Facebook

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.