Опустевшие дома грузин и осетин — родное село Геннадия Бестаева

«Входить в этот дом было запрещено и опасно. Там и света не было. Дом стоял на месте, огражденном колючей проволокой. Было страшно в нем ночевать», — так описывает Netgazeti Наира Гудадзе (Бестаева) дом в котором ее брат Геннадий Бестаев, был задержан российскими военными. После ареста его перевезли в Цхинвали.

«Вы прекрасно знаете, что произошло, они убили его и бросили», — добавила она.

Геннадий Бестаев в настоящее время находится в коматозном состоянии и проходит лечение в голландской клинике в Тбилиси. Два года цхинвальская сторона отказывалась передавать его грузинским властям. Только после того как у Бестаева развился инсульт, его в бессознательном состоянии передали грузинской стороне.

Как течет жизнь в селе Зардианткари, где находится дом Бестаева?

После 2008 года село было разделено на две части и стало пустеть. В прошлом Зардианткари считалось осетино-грузинским селом, но после войны в 1990-х и августе 2008 года жители все чаще стали покидать свои дома и сейчас в селе проживает всего несколько семей.

«Все покинули деревню. Осетины уехали в Цхинвали, грузины — в Гори и Тбилиси», — объясняет Netgazeti Наира Гудадзе.

Полицейская машина сопровождает нас в село Зардианткари

Территорию КПП Мерети и Зардианткари нельзя фотографировать или снимать на видео.

Посреди Зардианткари, примерно в 150 метрах от грузинского блокпоста, находится российский блокпост. Здесь разделительная линия проходит прямо по домам и грушевым, яблоневым садам.


Российский блокпост

Большая часть села служит буферной зоной между грузинскими и российскими контрольно-пропускными пунктами. Российская сторона установила камеры наблюдения на столбах.


Дом Геннадия Бестаева в селе Зардианткари

Почти все дома вокруг дома Бестаевых закрыты или заброшены. Дорога к дому заросла высокой травой и колючим кустарником. Ясно, что в этом доме уже давно ни кто не бывал.


Ворота одного из домов в селе Зардианткари

Примерно в 500 метрах от села видна дорога Цхинвали-Ахалгори, построенная после августовской войны 2008 года.

«Раньше мы жили нормально. По матери я грузинка. Мои дети тоже грузины. У нас были соседи-осетины, и мы так хорошо ладили друг с другом, разделяли и беду и радость, но после войны становилось все хуже и хуже. Сейчас я сама боюсь туда идти, но все село принадлежит Горийскому району.

Не было такой семьи, что бы в осетинской семье не было грузин, а в грузинской — осетин. У нас было очень хорошее отношение друг к другу, но война сделала свое дело, заставила нас ненавидеть друг друга.

Мы убили друг друга. Что они от этого выиграли ?! — ничего такого. Ссора друг друга никому не принесет пользы. Им следует успокоиться и наслаждаться друг другом. Разве Бог не вдохновлял этих людей убивать друг друга? Мы умрем, и вот, эти земли снова будут такими.

Прошу всех помириться, достаточно того, что люди пережили. Достаточно уже, не ввязывайся ни в чьи грехи. Не впадать в грех Геннадия, быть убитым и выброшенным вон. Я скажу это, если вы поймете и поймете мою боль », — сказала Наира Гудадзе Netgazeti.

Стали враждовать убивать друг друга. Что от этого выиграли ?! — ничего. Вражда никому не приносит пользы.

Нам надо успокоится и снова жить в ладу. Бог не для того нас создал, что бы мы друг друга уничтожали. Мы погибнем и останутся эти земли пустыми. Я прошу всех, давайте померимся. Достаточно того, что люди уже пережили. Не надо брать грех на душу за смерть Генадия. Вот, что я бы им сказала, если бы они меня услышали и поняли о чем я пытаюсь сказать», —  говорит Наира Гудадзе.


Геннадий Бестаев был задержан оккупационными войсками 21 ноября 2019 года по обвинению в пересечении границы и контрабанде наркотиков и приговорен к 3 годам и 2 месяцам лишения свободы.

16 ноября 2021 года его перевели из Цхинвали в Тбилиси в состоянии комы в которую он впал после инсульта.

Комментарии в Facebook

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.