Жизнь в реабилитационном центре — Истории трех бенефициаров

Из Тбилиси мы добирались до реабилитационного центра «Танадгома» в селе Греми за несколько часов.

В этом 3-этажном здании, расположенном в тихом дворе на окраине села, более 60 бенефициарам помогли сделать самый трудный первый шаг и отказаться от наркотиков, алкоголя и азартных игр.


Вид из центра «Танадгома» на монастырский комплекс Грэмми.

Фото: Нино Бидзинашвили /Netgazeti

Во время пандемии реабилитационный центр Грэмми был закрыт, и не принимал новых бенефициаров. Однако в ближайшем будущем центр планирует расширяться, здесь будут предоставляться терапевтические и рекреационные услуги — услуги, связанные с проведением отдыха, восстановлением сил и здоровья людей, использованием свободного времени.

Манчо

По прибытии в центр первым посетителей встречает Манчо, она работает инструктором. Манчо встает рано утром каждый день и наводит порядок — убирает, распределяет задания и, что самое важное, в качестве инструктора помогает бенефициарам.

Чашка ручной работы с надписью «Mancho». Фото: Нино Бидзинашвили/Netgazeti

Сама Манчо бывший наркоманка, и поэтому лучше всех знает, что поддержка на пути к реабилитации особенно важна.

«Моя работа начинается утром. Я встаю в 8:00. Утром завтракаем, пьем кофе или чай, а затем у нас «Только сегодня» [это специальная программа «12 шагов»], раздается материал для чтения, приходит психолог. Вечером, после часа отдыха, у нас обсуждения в рамках программы «12 шагов», рассказываем друг другу о пережитом опыте, о том, как кто пристрастился, как завершили этот кошмар и так далее.

Быть инструктором — значит делиться своим опытом с бенефициаром — как я смогла преодолеть зависимость. Иногда они легко идут на контакт, но иногда им нужно на это время. До тех пор, пока они ближе не узнают нас, они не решительны, но когда мы общаемся открыто, то и они открываются, они начинают говорить о себе. Речь здесь не не только об инструктаже бенефициара, но и о дружбе. Мы как члены семь, и делимся всем друг с другом», — говорит нам Манчо.

Манчо работает в «Танадгома» уже много лет. Несколько лет назад ее привел сюда друг: «Я не могла нигде устроиться на работу, кто бы меня нанял?! Я была бывшим заключенной, наркоманкой, даже у моего сына были из-за этого проблемы, его не взяли на работу из-за меня».
Она вспоминает, что, когда она присоединилась к организации, то стала работать с глиной, вскоре освоила это ремесло и получила заказы в рамках социального предприятия:

«Я, можно сказать, спасаюсь через труд… Мне лучше быть занятой»

В реабилитационном центре до сих пор хранятся сотни поделок, а во дворе есть небольшая постройка, где хранятся краски и стоит печь для обжига керамики.


Предметы ручной работы созданные в реабилитационном центре.

Фото: Нино Бидзинашвили/ Netgazeti

Манчо не употребляет наркотики 7 лет. Она говорит нам, что все еще чувствует себя отчужденной от общества, поэтому мало кому рассказывает об этом опыте, только членам семьи.

«Что я могу делать в обществе ?! Меня не принимают, и я не стану говорить что была наркоманкой. В этом и нет необходимости, но если разговор до этого дойдет , я наркозависимого зубами буду защищать», — добавила она.

Отвечая на наши вопросы, она также рассказала о годах, проведенные в тюрьме. Рассказала, что арестовали ее в сентябре 2006 года, и в тюрьме Манчо пережила ужасные дни, ведь на протяжении 6 месяцев в тюрьме она испытывала «ломки».

«Мне было так плохо, я не могла ходить, меня купали заключенные. Волосы отрасли, спутались. Полное дно. Однажды пришли из департамента, увидели меня, стали спрашивать: Что с ней? Вы что живого человека губите…?!

Только после этого вмешалось начальство, директор, тюремный врач и разрешили сделать исключение, позволили моим детям ввозить психотропные препараты.
Мне не говорили когда дадут, а то что давали, давали по частям. Одним словом, мне все еще было очень плохо», — сказала Манчо, напомнив, что в то время не было государственной программы и многими приходилось решать проблему самостоятельно.


Предметы ручной работы созданные в реабилитационном центре.

Фото: Нино Бидзинашвили/ Netgazeti

«Сейчас, мне конечно лучше. Раньше когда я рассказывала это, мне не удавалось сдержать слезы. Теперь я сам помогаю другим. Когда делюсь этим с другими, становится легче, бенефициары понимают это, они внимательно прислушиваются к моим словам, так мы делимся друг с другом», — объясняет Манчо.

Ираклий

Ираклий также работает здесь инструктором вместе с Манчо. Он уже 2 года помогает тем. кто обращается в центр, а до этого сам был бенефициаром.

Он говорит нам, что встает каждый день в 8:00 утра, и занимается запланированными делами, в том числе записывает и свои собственные эмоции, которые испытывает в течение дня, а вечером делится ими с другими.

«Инструктаж это часть реализации данной программы, как и помощь, обмен пережитым опытом и т. д. Я работаю здесь 2 года, до этого я был бенефициаром. Рад, что смог кому-то помочь, я сам очень тяжело всме это переживал. «Убрать» все сложно. Но если люди видят , что ты тоже прошел через это, то у них появляется желание открыться» — сказал нам Ираклий.

Ираклий поясняет, что каждый случай индивидуален, однако иногда бывает сложно установить дружеские отношения с бенефициаром с самого начала — «у каждого своя жизнь и свои проблемы».

Дело в том, что перед приездом в центр многопрофильная команда проводит дистанционное собеседование с бенефициаром, информирует гражданина об услугах и ограничениях центра, в том числе о том, что личный мобильный телефон здесь использовать нельзя. Если гражданин соглашается, он приезжает в центр.

Мы спросили о других подробностях Ираклия, в том числе о том, почему было выбрано это место, что он объясняет следующим образом: «Наркоман находится в состоянии эйфории, и спокойствие на пути к выздоровлению приятнее и к нему легче привыкнуть».

«Я сам употреблял наркотики 17 лет, из них 10 лет я фактически лежал. Я не пил уже 12 лет, и не принимал наркотики 6 лет. У меня не было срывов. Я знаю, чтоэто, я через это прошел. Я рад, что помогу кому-то выбраться из этой ужасной ситуации…»

Бенефициар

В настоящее время в реабилитационном центре «Грэмми» проживает один бенефициар. Он дал нам интервью только при условии, что мы сохраним его полную анонимность. Мамука (имя изменено) уже заканчивает трехмесячный курс:

«Вчера закончился третий месяц. Я пока не знаю, где остановлюсь. Но, не здесь. Можно сказать что для меня появилась возможность изменить ситуацию. Для меня это не является конкретным подтверждением, что я больной и я протестую, против того, чтобы наркоманию считать — хроническим заболеванием, я не согласен и говорю об этом со всей ответственность.

Здесь я взглянул на мир иначе. Это заслуга клиники, ее программы или меня, но все вместе дало такой результат.

Когда я пришел сюда представьте , у меня была голова Пиноккио и тело Винни-Пуха. А Пиноккио, вы знаете, что это за символ … Я не говорю о человеческой лжи, я говорю об разочаровании . Все, что я ценил, постепенно абсолютно все потеряло смысл: братство, дружба, просвещение, любовь, родство.

Когда я понял, что больше не могу так жить, я попытался создать свой мир и уйти от реальности. Я оказался в абсурдной ситуации, как и многие. Мне все быстро надоедает и я долго не могу надолго где-нибудь задерживаться. Следовательно, избавление от этой ситуации привело меня сюда. Я это не принимаю как лечение больного, а как возможность».


Инструкторская в реабилитационном центре в Греми. Фото: Нино Бидзинашвили/Netgazeti

Мамука рассказывает нам, что первые дни «были кошмаром, раздражающим было все, даже цвет разрушенного дома перед окном, который ассоциировался с разрушенной жизнью».
Он вспоминает, что, когда приехал, видел все в негативном свете, однако со временем он стал наслаждаться такими нюансами и деталями, которых другие не замечали. Он говорит, что сейчас находится в процессе познания, как маленький ребенок.

«На самом деле я похоронил себя, я даже оплакал себя и справил поминки. Все, конец еще раз что убьет меня. Мужества хватало, но, что меня ослабляло так это-мораль .Я не хочу жить по принципам чужой морали касательно как религии, так и в целом. Я избавился от рамок. Теперь я формирую свою жизненную концепцию», — сказал Мамука.


Одна из комнат. Фото: Нино Бидзинашвили / Netgazeti

На наш вопрос, сложная ли терапия, Мамука ответил, что есть детали, с которыми он не согласен, но согласен с основными методами реабилитации: «Если ты сам не готов, то ничего не получиться».

Психолог

Мака Инанашвили психолог реабилитационного центра в Греми. В отличие от инструкторов и бенефициаров, она не живет непосредственно в центре, хотя приезжает каждый день и предлагает бенефициарам терапевтическую помощь.

Как поясняет Инанашвили, здесь проводятся как групповые, так и индивидуальные занятия, которые включают в себя различные упражнения.

Центр в основном работает по двум направлениям — психотерапия ориентированная на тело и когнитивно-поведенческая психотерапия. Мака Инанашвили объясняет, что первая из этих двух является новой тенденцией в Грузии и фокусируется на теле и сигналах, которые оно подает: «Тело все помнит».

Этот подход также включает в себя упражнения, ориентированные на тело, в то время как когнитивно-поведенческая психотерапия позволяет бенефициару определить, что может спровоцировать его или ее поведение, и что делать, чтобы избежать этого.

Кроме того, в центре используются различные программы и методы, в том числе трудотерапия.

«Первая и самая важная проблема — это признание бенефициантом того, что у него есть проблема, что он зависим и это болезнь, и он не может справиться с ней в одиночку. Это самый важный шаг, который нужно сделать», — сказал Мака Инанашвили.

Она говорит нам, что преодоление зависимости — это очень долгий процесс, который не ограничивается только пребыванием в реабилитационном центре и продолжается за стенами центра. В это время важна поддержка семьи, друзей и окружающих его людей и все это имеет особое значение.


Мака Инанашвили. Фото: Нино Бидзинашвили / Netgazeti

«У каждого человека есть ресурсы для восстановления. Главное — увидеть этот ресурс. У нас есть много примеров, когда человек избавился от пагубной привычки и добился успеха.
Самое главное — это первый шаг — признание того, что у него есть проблема, и он не может управлять процессом и наоборот им управляют. Мы все играем роль сильных личностей и стараемся не показывать своей слабости. Но это вовсе не означает слабость, наоборот, человек должен быть достаточно сильным, чтобы признать свою слабость и осознать что ему нужна помощь. Поэтому, наоборот, это говорит о силе, а не о слабости характера».

Реабилитационный центр в Греми — одно из немногих учреждений, предлагающих своим гражданам курс реабилитации. Само государство таких сервисов не предлагает.
Центр принимает бенефициаров с 2016 года и был бесплатным до предыдущего года. Однако после завершения соответствующей программы — а вместе с ней и международного финансирования — ежемесячная плата за пребывание в центре составит около 2500 лари.
Служба поддержки говорит, что отказ от помощи реабилитационного центра обходится гораздо дороже, потому что часто бывают случаи, когда граждане или семьи продают свою собственность или их арестовывают.

Всего центр может принять 10-12 бенефициаров. Сейчас идет ремонт третьего этажа дома, после чего здесь откроются дополнительные рекреационные зоны.


Реабилитационный центр. Фото: Нино Бидзинашвили / Netgazeti

Комментарии в Facebook

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.