Мужчина должен понимать, что женщина свободный человек — Тамар Кордзая

В 2021 году в Грузии были убиты 22 женщины. Возросло и количество покушений на убийство женщин. Часто женщин убивают их мужья или бывшие мужья на глазах у их маленьких детей. Совсем недавно, в мае, за месяц произошло два случая фемицида, когда при отягчающих обстоятельствах были убиты женщины. Государство не в состоянии обеспечить женщинам защиту.

В 2016 году депутаты Тамар Хидашели и Тамар Кордзая выступили с инициативой добавить в Кодекс отдельную статью о фемициде, но Парламент Грузии не поддержал эту инициативу. «Батумелеби» еще раз побеседовал с депутатом Тамар Кордзая о проблеме фемицида.

  • Госпожа Тамар, после того, как вы выступили с вашей инициативой, было сказано, что в Уголовный кодекс были добавлены статьи, которые практически включают фемицид. На ваш взгляд, достаточно ли этого, чтобы остановить убийства женщин, и если нет, то какие конкретные шаги еще предстоит предпринять?

Первое, что я хочу сказать, это то, что действующий Уголовный кодекс дает возможность вынести строгое  наказание за убийство, которое было совершено на почве фемицида.

Когда мы вносили в парламент инициативу об отделении фемицида, нашим единственным и серьезным аргументом было подчеркнуть серьезность этого преступления не только для общества, но и для правоохранительных органов — надо понимать, что это преступление имеет отдельную составляющую. Конечно, отягчающее обстоятельство тоже имеет отдельную составляющую по своей сути, но на уровне закона и итоговой оценки, в условиях хорошего правления и хорошего правоприменения, оно абсолютно такое же (что подразумевает фемицид). Уже сегодня убийство, совершенное по признаку пола, является отягчающим обстоятельством.

  • Если этот вопрос решается на уровне закона, то почему борцы за права женщин снова говорят о вынесении фемицида в отдельную статью в УК?

Неправильно говорить только о законодательных проблемах: неравенство между женщинами и мужчинами является в Грузии настолько укоренившимся традиционно-культурным явлением, что одним Уголовным кодексом ему не поможешь.

Об этом свидетельствует тот факт, что мужчина убивает свою жену, а затем кончает жизнь самоубийством. Или мужчина убивает свою жену, после чего не уходит от ответственности и сдается властям. Так что здесь просто ужесточения закона точно недостаточно.

Парламент несет ответственность за то, чтобы все его члены осудили насилие в отношении женщин и не хранили молчание об этом виде насилия. Осуждать искренне, а не для того, чтобы выполнить долг, сказать «нельзя» или «всякий убийца — убийца» и так далее. В данном случае функция депутатов не в том, чтобы приравнять убийство женщины к другому преступлению, подчеркнуть его тяжесть.

Второе — это контролирующая функция того, что делает МВД для профилактических мероприятий, что делает МВД, что делается в школе для того, чтобы дети с раннего возраста знали, что такое равенство, что женщина — свободный человек и не должна подчиняться воле мужа.

Закон и порядок более или менее урегулировали этот вопрос. Если мы спорим о том, как прописать детали в законе, скажем, должен ли обидчик носить браслет и так далее, это другой вопрос. На концептуальном уровне преступление неравенства по своей сути является более серьезным, чем обычное убийство. На уровне нормы это решает парламент, но на уровне социокультуры эта проблема не решается, и именно в этом направлении нам есть над чем работать.

В этом вопросе нам надо противостоять группам выступающим против, считающим, что вопросы гендерного равенства не должны преподаваться в школах, также очень важен религиозный фактор – политики должны иметь мужество противостоять таким группам и вступать с ними в дискуссии.

Вопросы равноправия также должны быть включены в школьные программы, и преподаватели должны учить этому детей в первую очередь. Это очень широкий процесс, в стране он не осуществляется, в этом вопросе и мы потеряли годы. Мы 24 часа в сутки пытаемся это объяснить, и я не знаю, сколько еще женщин должно погибнуть, чтобы на этот вопрос перестали смотреть как на нечто малозначимое.

  • Вы говорите, что женщины защищены на уровне закона, однако почему внесение термина «фемицид» стало проблемой?

Термин обязателен, потому что значит фемицид по своей сути? — это убийство, совершенное по причине неравенства между женщинами и мужчинами, верно? Это преступление, вызванное неравенством, т.е. мужчина не понимает, что человек другого пола равен ему, что женщина может принимать свободные решения, и когда она не подчиняется мужчине, он лишает ее жизни. Это убийство по половому признаку.

Я не уверена, что отдельная статья о фемициде будет работать, потому что у нас проблема с правоприменением, а не с законом. Во всех последних случаях, был выдан запретительный судебный приказ.

Бездействие правоохранительных органов, вот в чем проблема — нам известен случай, когда пострадавшая 16 раз обращалась в полицию, но государство ее не защитило.

К сожалению, сами полицейские тоже применяют насилие, мы помним случай в Зестафони, когда полицейский убил  жену. Человек любой профессии может быть насильником.  За убийство при отягчающих обстоятельствах предусмотрено пожизненное заключение, что может быть суровее этого?

Поэтому я и говорю, что дело не в ужесточении наказания. Если так говорят, я обычно спрашиваю — человек убивает, а потом кончает жизнь самоубийством, здесь ужесточение наказания является мерой? Нет, это не решение, решение сложнее.

Часто смысл закона не понимают те, кто должен защищать женщин. Смысл закона не понимают люди, которые выписывают запретительный ордер.

Мы говорим, что женщина – равноправный и свободный человек. Мужчина, совершивший подобное преступление, считает его преступлением достоинства. Он может убить и покончить жизнь самоубийством, потому что для него унизительно, что его жена больше не хочет жить с ним, или не подчиняется ему. Здесь нам предстоит практически осуществить ментальную революцию такого масштаба, чтобы мужчины поняли, что их достоинство не ущемляется этим.

Кто имеет право ограничивать свободу другого человека, решать как жить другому человеку? Это вопрос очень серьезного ментального перелома. И мы, как государство, для этого ничего не делаем ни в школе, ни в семье, ни в обществе.

Нам нужно начать говорить об эффективности правоприменения, о внесении изменений в систему образования. В школе учитель не должен говорить ребенку «ты девочка и тебе не подходит так себя вести»  или «ты мыслишь как мальчик» — эту установку надо ломать, ее надо контролировать, чтобы учитель не разговаривал с детьми подобными фразами.

Дело в воспитании на любом уровне, мы должны дать людям понять, что если жена уходит или больше не хочет жить с ним, она имеет право принимать решения, потому что она свободный человек, и это не является оскорблением мужского достоинства. В восприятии человека это должно измениться. Если человек не сможет измениться, то будет лишен свободы до конца жизни или покончит с собой. Нам нужно взглянуть на этот вопрос несколько шире.

  • Внедрение учебных программ на школьном уровне, это понятно, но кто должен работать над повышением осведомленности уже взрослых людей?

Правительство должно работать, должна быть социальная реклама, что насилие это плохо, оно должно быть во всех сферах. Например, тренинги по вопросам сексуального домогательства и насилия в семье должно проводиться на всех предприятиях и офисах, как это делается во всем мире.

Государство также должно работать над программами психореабилитации для склонных к агрессии мужчин. Как есть программы для наркозависимых, так и в этом случае должны быть программы. Эта работа очень обширна по многим направлениям.

Преступление неравенства по-прежнему является проблемой для человечества, и именно поэтому существует статья о равенстве. Идет постоянная борьба с дискриминацией, но дело в том, что в цивилизованном мире с ней постоянно пытаются обновленными методами, ежеминутно менять закон ни кто не станет.

В западном мире, когда женщина говорит, что ее оскорбляют в семье, ей изначально верит и полиция и другие. Потом начинается проверка. А у нас, когда женщина говорит «он меня оскорбляет», ей как правило «как ты можешь такое говорить, он же отец твоих детей» и так далее. Вот это мы не смогли преодолеть. Хотя бы до этого мы должны дойти, верно?

Мы должны работать комплексно, чтобы произошел перелом в сознании мужчин, которые рассматривают свободу женщин как нарушение их достоинства. Насильники должны пройти психосоциальную реабилитацию.

Комментарии в Facebook

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.