Почему Грузия должна вернуть имущество этническим осетинам — интервью с Учей Нануашвили

Бывший Народный защитник Грузии, ныне глава правозащитной организации «Исследовательский институт демократии» (DRI) Уча Нануашвили является соавтором доклада, в котором рассмотрены вопросы возвращения имущества граждан этнических осетин, пострадавших в результате вооруженного конфликта 1989-1992 годов. В интервью  «Netgazeti» Уча Нануашвили рассказал о правовом анализе вопроса реституции имущества и о рекомендациях властям Грузии.

Грузия взяла на себя обязательство принять закон о реституции и компенсации собственности в 1999 году, когда она стала членов Совета Европы. Позднее, 5 января 2006 года, в отчете Комиссии по наблюдению за выполнением обязательств, взятых на себя государствами-членами Совета Европы, упоминается, что Грузия должна срочно принять законодательство, которое будет регулировать вопросы восстановления  права на собственность, получение компенсации и предоставления права на жительство, пострадавшим во время конфликта.

Господин Уча, вы являетесь соавтором юридического анализа, который затрагивает вопросы реституционного права. Прежде всего, объясните нам, что предусматривает закон и почему он не работает?

В данном случае речь идет об этнических гражданах Грузии, которые пострадали в результате политических и этнических конфликтов 90-х годов прошлого века.

В докладе, опубликованном DRI, выделены две важные проблемы, связанные с процессом предоставления грузинского гражданства этническим осетинам и принятым в 2006 году Парламентом Грузии законом «Об имущественной реституции и компенсации лицам, пострадавшим на территории Грузии в результате конфликта в бывшей Юго-осетинской автономной области».

Работая над этим документом правозащитная организация изучила некоторое количество случаев, когда этнические осетины в разных регионах Грузии требовали вернуть оставленное ими имущество. Юридическую помощь им оказывали юристы, однако в процессе были выявлены проблемы в связи с действующим законодательством.

Поэтому мы подумали, что вернемся к уже существующему закону, который был принят парламентом в 2006 году, и который, на тот момент включал в себя международную практику. Мы начали искать дополнительную информацию об этом законе. То, что закон существует, — это действительно шаг вперед. Однако предстоит еще много работы.

Какие сегодня существуют проблемы, почему закон не работает?

В соответствии с этим законом должны были быть созданы совместная грузино-осетинская комиссия и специальная комиссия по реституции. При необходимости эта комиссия изучает и факт владения имуществом. До войны 2008 года также ходили разговоры о привлечении де-факто правительства к работе комиссии. Однако в какой-то момент политика Грузии в отношении Цхинвали изменилась. Позже началась война, которая сама по себе стала препятствием для создания такой комиссии.

Сегодня во многих случаях у людей нет документов, подтверждающих владение имуществом в прошлом, ни в архивах не нашлись документы, подтверждающие, что они владели имуществом на территории Грузии. Поскольку это документы советской эпохи, некоторые из этих документов уже не существуют физически. Более того, сейчас во многих случаях это имущество продается третьим и четвертым лицам. То, кому принадлежала та или иная недвижимость, требует отдельного изучения, над этим должна работать специальная комиссия. Такая комиссия не была создана, следовательно, закон не может быть приведен в исполнение.

Где решение

Мы говорим, что необходимо продолжить начатое дело. Потому что с существующими механизмами работать с этим законом невозможно, а значит, следует учитывать международную практику. Изучить, как действовали, например, в Боснии-Герцеговине, Косово, где решались эти вопросы. С этой целью кое-где были созданы специальные комиссии, состоящие из этнических представителей [для большего доверия] юристов, для изучения жалоб или рассмотрения дел в суде. Для нас также важно поделиться этим опытом.

В нашем случае есть проблема с имплементацией закона, закон уже есть, надо думать, как его реализовать. Для этого в обществе должна быть организована дискуссия. Сегодня на эту тему никто не говорит, и многие даже не знают, что такой закон существует. Даже те, кто требует возврата своего имущества, не знают о существовании этого закона.

Кто был инициатором принятия закона в те годы?

Это был совместный грузино-осетинский процесс. В то время только  пришедшее к власти в Грузии правительство пыталось работать над этими темами и внедрять несколько иные подходы к некоторым вопросам, в том числе и к необходимости реабилитации этих людей.

В то время велось достаточно активное двустороннее общение с осетинами, организовывались встречи и тренинги. Гражданскому обществу было очень легко общаться с осетинской стороной, а также ездить из Цхинвали сюда и обратно. Стремления установить эти связи было больше. Соответственно были предприняты шаги по реабилитации тех людей, которые проживали за пределами территориального округа Южная Осетия и тех, то пострадали во время боевых действий или антиосетинских настроений в те годы.

Сколько семей может затронуть «Закон о реституции»?

Это, пожалуй, самый сложный вопрос. По официальным данным, в 1989 году в Грузии проживало 164 тысячи осетин, из них более 98 тысяч — за пределами Цхинвальского региона. В ТЕ годы многие люди покинули Грузию по экономическим причинам. Почти во всех регионах Грузии часть сел опустели.

Если в дальнейшем будут изучены конкретные дела и комиссия установит, что тот или иной человек действительно имел здесь недвижимость и потерял ее, однако у этой недвижимости уже  другой собственник, что происходит? Обязано ли государство предоставить компенсацию?

Здесь может идти речь о компенсации. Поскольку речь идет о финансах, этот процесс будет непростым. Однако в ряде случаев это имущество находится в собственности государства. Мы пока не знаем, сколько человек изъявит желание вернуть свое имущество. Поэтому тем, кто желает это сделать, должна быть предоставлена ​​возможность рассмотрения и изучения их дела.

Возвращение гражданства – отдельная проблема. Многие просят вернуть гражданство, и по непонятным причинам этим людям отказали в обеспечении, даже не изучив их заявления.

Как вы думаете, насколько важно для страны соблюдение «Закона о реституции» ?

Эти люди не сделали ничего плохого. Они не имеют отношения к боевым действиям, они такие же вынужденные переселенцы, как и этнические грузины из Абхазии и Цхинвали. Многие из них стали жертвами политики и насилия того времени и были вынуждены покинуть страну.

Важно признать, что люди потеряли тогда свое имущество, пострадали, и мы должны понять их боль. По крайней мере, мы должны начать дискуссию. Это было бы важно и для наших отношений с Цхинвали, потому что нам важно восстановить справедливость.

Вы считаете, государство сегодня в этом заинтересовано?

К сожалению, как и во многих других вопросах, государство пассивно и инертно. Люди, лишившиеся имущества в 89-92 годах, сегодня для него не в приоритете. У государства нет ни видения, ни конкретного ответа на эту тему. Именно поэтому мы хотим рекомендовать правительству, парламенту и президенту предпринять конкретные шаги в этом направлении, сдвинуть процесс с мертвой точки и восстановить справедливость в отношении тех людей, которые в свое время не получили защиты от государства.

Ожидаете ли вы, что правительство предпримет эти шаги?

Я не знаю, я не надеюсь, что произойдет пересмотр. Но важно, чтобы наши голоса были услышаны людьми, которые ждут этого процесса. Рано или поздно нам, в том числе правительству, придется говорить на эту тему. Невозможно сформировать здоровое государство, без обсуждения трагедий, случившихся в прошлом.


Материал подготовлен в рамках проекта «Вести из Южного Кавказа». В тексте возможно содержится терминология и иные дефиниции, используемые в самопровозглашенных Абхазии и Южной Осетии. Мнения и суждения, высказанные в статье могут не совпадать с позицией редакции «Netgazeti» и тбилисского офиса Фонда Heinrich Böll.

Комментарии в Facebook

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.