Браудер: «Если Саакашвили умрет в тюрьме, мне сложно представить, что будет с членами нынешнего правительства Грузии»

Автор: Мариам Угрехелидзе, «Голос Америки»

Два дня назад Михеил Саакашвили написал Биллу Браудеру, финансисту британо-американского происхождения и автору закона Магнитского, с просьбой помочь его команде создать что-то похожее на закон Магнитского. Браудер публично ответил Саакашвили, пообещав работать со своей командой, чтобы обеспечить применение санкций к тем, кто несет ответственность за здоровье Саакашвили, находящегося в тюрьме.

Первыми «акт Магнитского» приняли в 2012 году Соединенные Штаты, позже Канада и Великобритания. На сегодняшний день «акт Магнитского» принят уже в 34 странах мира. Он предусматривает персональные санкции в отношении лиц, ответственных за нарушение прав человека и принципа верховенства права. Среди санкций — визовые ограничения и замораживание финансовых активов.

«Голос Америки» связался с Биллом Браудером в Лондоне и спросил его, почему он принял такое решение; Видит ли он сходство между делами Михаила Саакашвили и Сергея Магнитского, замученных в российской тюрьме, и что ждет членов грузинского правительства, если они попадут в список санкционированных по «акту Магнитского».

Мистер Билл, большое спасибо за интервью. Недавно вы согласились заняться делом Саакашвили и помочь его команде. Что заставило вас принять это решение?

Это очень просто. Я видел фото Михаила Саакашвили, сделанное в тюрьме, и по этому фото было видно, что он очень страдает физически.

Похоже, что его медицинские нужды не учитывались, его пытали и, возможно, отравили. Фотография говорит больше, чем тысяча слов. Итак, когда я увидел фото человека, который когда-то был сильным, здоровым, стало понятно, что он находится на грани смерти. Мы должны что-то сделать, и мы должны сделать это быстро.

Каким это будет? Будет ли схожим с «актом Магнитского» или будут внесены изменения в уже существующий. Кто и как принимает решение в связи с этим?

По моему мнению, он находится в плену у [грузинского] правительства, которое ужасно с ним обращается. Закон Магнитского был специально разработан для таких ситуаций. Сергей Магнитский был в такой ситуации — когда медленно пытаешь кого-то до смерти.

Теперь нам нужно составить список тех чиновников, которые не пускают [Саакашвили] для получения надлежащего лечения, которые несут ответственность за неправильное обращение с ним. Если его не освободят очень быстро, то мы должны либо немедленно ввести санкции против этих людей, либо пригрозить им очень жесткими санкциями.

Сама мысль о том, что грузинское правительство оставляет его под стражей, когда он находится в таком тяжелом и запущенном состоянии, является явным нарушением его [Саакашвили] прав. Закон Магнитского был разработан для решения таких ситуаций.

Если все получится, то о каких санкциях идет речь, и когда вы говорите что надо составить список, вы подразумеваете, что в этом списке могут быть члены правительства Грузии или нет?

Конечно. Правительство Грузии несет ответственность за его самочувствие. Его здоровье сейчас катастрофически ухудшается. У меня сейчас нет конкретного списка, я только начал работать с его командой по сбору доказательств.

Затем мы представим эти доказательства различным правительствам, включая США, ЕС, Великобританию, Канаду, Австралию и другие страны, которые примут решение о том, является ли это нарушением прав человека, подвергался ли он жестокому обращению, и если да, то к этим [ответственным за это] людям будут применены санкции.

Я знаю, что это не простой вопрос, но сколько времени может занять этот процесс?

Я надеюсь, что это не займет много времени. Надеюсь, его немедленно отпустят. Это абсолютно злостное действие. Правительство Грузии должно взять на себя ответственность и действовать правильно.

Все это выходит за рамки санкций. Если Саакашвили умрет в тюрьме, то у всех, кто к этому причастен, будут проблемы на протяжении лет.

В своем письме к Вам Саакашвили сравнивает себя с Магнитским и говорит, что он умирает в тюрьме, что его пытают и убивают в тюрьме так же, как и Магнитского. Согласны ли вы с этим сравнением?

Да. Его фотография побудила меня к действию. Это фото напомнило мне жестокое обращение с Сергеем Магнитским. Они [российское правительство] убили Сергея Магнитского не за один день, это длилось 358 дней. Когда мы видим, что происходит вокруг Михеила Саакашвили, это то же самое, поэтому мы должны что-то делать.

Я думаю, что правительство Грузии ведет себя очень глупо, когда постоянно не отпускают его на лечение.

Вы постоянно контактируете с западными лидерами, вместе с ними боретесь с автократами, нарушителями прав человека. Говорили ли вы с ними по делу Саакашвили или что-нибудь слышали от них? Как Запад видит происходящее вокруг Саакашвили и влияет ли это на имидж страны?

Я думаю, что то, что мы сейчас наблюдаем, — это обращение правительства Грузии с бывшим президентом, и оно дошло до того, что он [Саакашвили] умирает. Это такой постыдный и злой поступок, что он останется страшным пятном на правительстве Грузии.

Если Саакашвили умрет в тюрьме, то мне сложно представить, что будет с членами нынешнего правительства Грузии. Они, вероятно, никогда не будут вести бизнес, иметь счета или путешествовать по миру. Именно это и произойдет, если Михеил Саакашвили умрет в заключении.

Комментарии в Facebook

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.