Влияние армяно-азербайджанский военного конфликта на экономику Грузии

Самым большим, непреодолимым вызовом для экономики страны уже более десяти лет является безработица, постоянный рост цен и девальвация валюты. Поэтому, крайне необходимо разработать политику экономического развития. Те решения, которые принимает экономическая команда страны, являются реакцией на ослабление объективной экономической ситуации, созданной пандемией, однако реальной стратегии развития экономической политики в стране не существовало и раньше.

На наш взгляд, внедрение и развитие новых технологий должно быть одним из первых направлений, вторым направлением — развитие биофармацевтики, а третьим – глубокая переработка сырья и вывоз в виде готовой продукции.

Для развития всех этих направлений нужен кредит, получить который в Грузии очень сложно, и эта проблема создана искусственно. Сегодня тема дешевого кредита решена практически во всем мире: в Европе компании могут получить большую сумму кредита почти под нулевой процент. А в США Трамп вынудил федеральную систему резервов довести процентную ставку почти до нуля. Вопрос дешевого кредита решен также в Японии, Китае, Корее и в целом везде, где должным образом представлена сущность денежно-кредитной политики как инструмента финансирования инвестиций и экономической деятельности.

У нас же денежно-кредитная политика приспособлена на спекулянтов и крупный банковский сектор. Одни манипулируют обменным курсом, другие не могут насытиться высокой процентной ставкой.

Если мы коренным образом не повернем денежно-кредитную политику к экономическому развитию и не превратим ее в инструмент экономического развития, ничто нам не поможет.

Удивительно, о каком экономическом росте говорила правительственная экономическая команда до пандемии, когда сельское хозяйство страны не может даже элементарно прокормить население и более 70% продуктов питания импортируется.

Вместе с этой бедой мы никак не можем избавиться от непотизма в кадровой политике – государственные ведомства переполнены некомпетентными кадрами и именно под их руководством уже на протяжении многих лет экономика и курс лари зависят только в основном от туристического сектора и от труда эмигрантов.

Также следует отметить еще одну негативную реальность: по сегодняшним данным у нас внешний долг составляет более 20 миллиардов лари, и в первом или во втором квартале 2021 года, вероятно он вырастет и еще.

По сегодняшним данным, если судить по цифрам, экономический спад в нашей стране с начала пандемии потихоньку замедляется. Макроэкономические показатели, не говоря уже о туризме, так или иначе удовлетворительны. Однако следует отметить, что количество туристов даже в 2021 году, по всей вероятности, даже не вернется к показателям даже 2019 года.

Ожидания относительно курса лари по-прежнему отрицательны, что является важным и заслуживающим внимания фактором. Повышение курса национальной валюты напрямую влияет на рост цен и инфляционные процессы, и с этой стороны шаги, предпринятые регулятором, практически безрезультатны.

В создавшейся тяжелой экономической ситуации я не хочу обойти стороной такую проблему, как внешний фактор, я имею в виду военное положение между Арменией и Азербайджаном. Ну и, несмотря на все это, валюта этих стран значительно не обесценилась.

Если данная военная ситуация ухудшится и в войну вмешаются Турция и Россия, тогда возникнет опасность, что Россия использует территорию Грузии в качестве коридора и соответственно мы встанем перед опасностью, что Грузия объявит чрезвычайное положение и это однозначно негативно повлияет на экономику.

Предположительно, военная ситуация в Кавказском регионе негативно скажется на притоке инвестиций в Грузию.

Кроме того, существует реальная опасность того, что если вовремя не остановится военное развитие событий, то это повлияет и на политику в Грузии, т.е. в таком случае мы столкнемся с политическим риском, который окажет значительное давление как на обменный курс, так и на экономическое развитие. Когда возникает такого рода фактор, с целью улучшения инвестиционной среды в экономике, даже если правительство страны полностью обнулит налоговые ставки, инвестиции все равно не поступят. Поэтому большое внимание следует уделять политической стабильности.

На данном этапе же мы предполагаем, что у нас будут некоторые изменения объемов грузопотоков в направлении стран, находящихся в состоянии войны, однако обслуживающие их грузинские компании пока не окажут серьезного влияния на размер налоговых отчислений в бюджет страны.

Также следует отметить, что если во время этих боевых действий будет поврежден трубопровод Баку-Джейхан, проект TANAP или другой газопровод, входящий в Грузию (например, Южно-кавказский трубопровод — SCP, газопровод Баку-Тбилиси-Эрзурум), то мы потеряем часть доходов, а также столкнемся с проблемами энергетической безопасности.

Напомним: южный транс-анатолийский газовый коридор TANAP имеет большое значение как для безопасности нашей страны, так и для всего региона. Этот южный коридор делает Грузию определенным международным игроком, в частности, он становится интересным для Европы и вносит свой вклад в европейскую интеграцию.

По данным на январь-апрель 2020 года, по трубопроводу TANAP в Турцию было экспортировано 3,5 миллиарда кубометров газа, что по сравнению с предыдущим годом на 23,6% больше.

В этой статье я сознательно не привел в качестве доказательств данные «Грузстата». Мы думаем, что этих данных в средствах массовой информации итак предостаточно.

Автор: Ника Шенгелия
Доктор экономических наук

Комментарии в Facebook
NewsTbilisi

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.