Борьба за патриарший престол в файлах предположительной прослушки

«Мы считаем целесообразным, чтобы правительство, учитывая безопасность страны и интересы Грузинской православной церкви (ГПЦ), выбрало достойного кандидата в преемники патриарха и способствовало укреплению его влияния с использованием имеющихся ресурсов».

Такую цитату можно прочитать в документах, полученных в результате предположительной утечки из Службы государственной безопасности (СГБ).

Если аутентичность записей подтвердится, то подтвердиться и то, что правительство вмешивается в процессы происходящие в ГПЦ, особенно в вопрос избрания нового патриарха. При этом власти активно используют ресурсы СГБ.

В документах детально проанализировано влияние конкретных архиереев и групп, в том числе их противостояние и политические взгляды и образ жизин «кандидатов в патриархи».

Как следят за внутренними процессами

Предположительно записи были сделаны в 2014-20 годах и подготовлены оперативными работниками СГБ. Материалы содержат не только информацию, но и сценарий вероятного развития событий.

До 2017 года, еще до скандала известного как «дело об отравлении цианидом», СГБ идентифицировал четыре группы, в которые объединились члены Священного синода.

По словам автора документа, «эти группы комплектовались вокруг влиятельных фигур, которые помогали рядовым членам группы в получении звания архиерея».

«Группа Шорены Тетруашвили (секретарь и реферант патриарха), та же группа Дмитрия Шиолашвили, состояла из 12 архиереев, группа митрополита Даниэла Датуашвили состояла из девяти архиереев, в группах митрополитов Абраама Гармелия и Иоба Акиашвили состояли четыре члена. Кроме того, были и независимые архиереи (7 человек)», — говорится в записи.

В материалах подчеркивается, что перемены наступили после «дела об отравлении цианидом». В частности, отмечается, что «если раньше принадлежность архиереев к конкретной силе четко просматривалась, то теперь большинство из них предпочитает оставаться в тени и наблюдать за событиями из-за кулис».

Также, в записях содержится детальная информация о разногласиях внутри церкви.

Например, в относительно старых записях говорится о «возможном противостоянии» между епископом бодбийским Якобом и Шореной Тетруашвили, а в материалах, датируемых более поздним периодом, сказано, что у Тетруашвили, «сложились хорошие отношения с епископом Якобом Якобашвили и митрополитом Андрией Гвазава. Упомянутые лица учитывают мнение друг-друга и вместе решают определенные вопросы».

Тетруашвили нередко упоминается как влиятельная фигура. Обсуждаются ее отношения с архиереями и ее главные цели. Авторы считают, что этими целями являются «сохранение и укрепление власти».

«На данный момент, на основании полномочий, неофициально делегированных патриархом, Ш. Тетруашвили курирует ежедневную деятельность аппарата Патриархии. В результате ее деятельности, другие официальные структуры Патриархии стали носить формальный характер, а их работу полностью контролирует Ш. Тетруашвили.

Шорена Тетруашвили характеризуется тем, что дает вступившим с ней в противостояние или нежелательным людям задание, или же провоцирует на действие, которое в будущем будет использовано для дискредитации этого человека», — сказано в документе от 2019 года.

Шорена Тетруашвили и патриарх Илия II.

Тот факт, что для государства способом мониторинга и контроля происходящих в Патриархии процессов являются не только СМИ и другие открытые источники, легко подтверждается в конце одной из записей. В частности, автор добавляет:

«Работа ведется по следующим направлениям:

  • Установление личных контактов со священниками и ведущими лицами в администрации Патриархии;
  • Получение дополнительной информации о важных лицах и текущих процессах с использованием оперативно-технических средств;
  • Получение информации о группах в Патриархии и их интересах;
  • Изучение и оценка текущих процессов в Патриархии и воздействия внешних сил и «фактов» [предположительно — факторов] на отдельных лиц;
  • Создание механизма влияния, основанного на интересах национальной безопасности».

Согласно документам, СГБ активно использует эти механизмы для определения будущих кандидатов в патриархи, их политических взглядов, «поддатливости или жесткости», образа жизни и других деталей.

Битва за престол

Информация о том, что «началась борьба за право быть следующим патриархом и передел власти», множится в записях с 2016 года. Автор «секретной записи» сделаной в этом году обращает особое внимание на разногласия в Патриархате.

В этой связи обращает на себя внимание подробная информация, представленная в записях о противостоянии 2016 года, за которой последовала публикация в одном из интернет-изданий статьи о собственности митрополита Ахалцихского и Тао-Кларджетского Теодора Чуадзе. Информация о конфликте в то время также циркулировала в СМИ.

Согласно записям, высокопоставленные иерархи называли заказчиком данной статьи нынешнего главу службы охраны патриарха, Сосо Оханашвили. Последний обвинение отрицал.

Теодор Чуадзе

В записях конфликты объясняются двумя возможными причинами: первая связана с визитом грузинских священников в Россию. В них указано, что во время визита к Теодору Чуадзе относились с уважением, а на других священнослужителей внимания не обращали.

Вторая возможная причина — это распространяемая в Патриархии информация, о том, «что определенные группы даже договорились, что будущим патриархом станет Теодор».

«Духовенство считает, что поводом для публикации этой статьи стало возможное усиление влияния Теодора Чуадзе. Сам Теодор Чуадзе разделяет это мнение и подчеркивает, что компромитирование направлено на подрыв его авторитета, поскольку он считается будущим патриархом, при этом он утверждает, что у него нет таких амбиций.

Становится очевидным, что митрополит Батумский Димитрий Шиолашвили категорически против укрепления авторитета Теодора Чуадзе», — говорится взаписи.

В этом же материале автор детально обсуждает противостояние тогдашнего начальника охраны патриарха и епископа бодбийского Якоба Якобашвили и конфликт последнего с племянником патриарха, митрополитом Дмитрием Шиолашвили.

В то время Якобашвили открыто критиковал начальника охраны патриарха и обвинил его в борьбе против церкви. Это дало автору документа возможность сделать дополнительные выводы:

«Открытое противостояние между вышеупомянутами лицами может быть предпоссылкой передела влияния и власти между группами в патриархии».

Якоб Якобашвили

При обсуждении вышеупомянутого напряжения автор выделяет противоборствующие стороны и высказывает предположения о том, как конфликт может развиваться в будущем.

«В дальнейшем развитии процессов, большую роль сыграет то, какая сторона получит поддержку правительства. После этого позиция некоторых священнослужителей может радикально поменяться, а выступающие сейчас в роли наблюдателей члены Синода, возможно, открыто зафиксируют свои взгляды».

Не забыл автор и о Шорене Тетруашвили. Он отмечает, что в вышеупомянутых процессах ее открытое участие не прослеживается, однако пишет: «Исходя из ее коварной личности, нельзя исключать, что вза текущими процессами скрываются интересы Тетруашвили».

В этой же части упоминается ныне заключенный деканоз Гиорги Мамаладзе — главный обвиняемый по «делу о попытке отравления цианидом». Автор считает, что Димитри Шиолашвили — находящийся тогда в напряженных отношениях с Тетруашвили и «священнослужитель под его влиянием, заместитель главы Службы управления собственностью Гиорги Мамаладзе», пытались выставить заказчиком вышеупомянутой статьи саму Тетруашвили.
Митрополит Димитри Шиолашвили

«Следует отметить, что в решающий момент Димитри Шиолашвили может выдвинуть в патриархи митрополита Андрию Гвазава, у которого среди большинства священнослужителей хорошая репутация. У него также близкие отношения с Якобом Якобашвили и другими членами групп Патриархии», — говорится в записи.

В конце документа автор советует правительству выбрать «достойного кандидата в патриархи».

Синод или патриарх? Разделение церкви?

Авторы записей считают «дело о попытке отравления цианидом» и назначение преемником митрополита Шио началом кардинального изменения состава групп патрархии и перераспределения сил.

Они подчеркивают «значительную активизацию» митрополита Петре Цаавы и его конфронтацию с Шореной Тетруашвили. Согласно записям, Цаава считал «дело о попытке отравления цианидом» провокацией Тетруашвили.

В материалах говорится о «полной дезорганизации» некогда влиятельной группы Дмитрия Шиолашвили и «деморализации» самого священнослужителя из-за его репутации, которую испортило «дело о попытке отравления цианидом».
Гиорги Мамаладзе

«После «дела цианида» [дело о попытке отравления цианидом] противостояние между епископом Якобом Якобишвили и племянником патриарха Димитрием Шиолашвили обострилось.

По имеющейся информации, Димитри Шиолашвили, Георги Мамаладзе и Иосеб Оханашвили планировали отстранить Якоба Якобишвили от епископств и пытались заручиться поддержкой членов Синода, однако после ареста Мамаладзе позиции Д. Шиолашвили явно пошатнулись.

Последний считает, что арест Г. Мамаладзе подорвал его авторитет, поэтому он избегает отношений с другими священниками. Д. Шиолашвили считает, что Якоб Якобишвили сыграл важную роль в аресте Мамаладзе», — говорится в записи.

С этого же периода все чаще упоминается два сценария. По словам автора, СГБ прорабатывает их «с учетом анализа текущего положения и информации». В частности, автор предполагает, что в результате борьбы за патриарший престол может сложится синодальное правление и начатся противостояние между высшими иерархами.

Сторонниками синодального правления автор называет в основном митрополитов, которых объединяет так называемое «либеральное крыло». Среди них Абраам Гармелия, Григол Бербичашвили, Мелкиседек Хачидзе, Зенон Иараджули и уже бывший митрополит Петре Цаава.

«Упомянутые лица часто заявляют, что патриарх в силу своего возраста и состояния здоровья больше не может управлять Патриархией и зависим от указаний разных лиц.

Их позиция постепенно становится популярной среди духовенства разных иерархий. Это мнение  укрепила и инертность патриарха во время дела о цианиде», — говорится в записи.
Священный синод

Считается, что ряд митрополитов выступают за патриархальное правление, в том числе Андрия Гвазава, Исайя Чантурия, Иларион Китиашвили, Ефрем Гамрекелидзе и Гиоги Джамделиани.

«Вышеупомянутые лица недвусмысленно заявляют, что для развития Православной церкви необходимо иметь во главе влиятельное и авторитетное лицо, которое будет посредником между церковью, обществом и государством.

Примечательно, что из года в год часть представителей духовенства оказываются в разных местах в списках, приведенных в записях. Например, до марта 2019 года митрополит Иоби Акиашвили считался сторонником патриархального правления, а с октября того же года он перешел в ряды иерархов, поддерживающих синодальное правление.

По каким критериям оценивают «кандидатов в патриархи»

Записи подчеркивают растущее влияние Патриархии в стране.  При этом автор пишет, что Патриархия демонстрирует нейтральное отношение к правительству, однако при этом отмечает  ее способность влять на политические процессы:

«Православная церковь, учитывая ее высокий рейтинг в стране, ее недавно накопленное материальное богатство и устоявшийся авторитет, имеет возможность оказывать определенное влияние как в политических решениях, так и в определенных политических и правительственных группах».

Согласно материалам, в СГБ внимательно следят за теми, кто высказывает желание стать следующим патриархом и собирают о них детальную информацию.

Например, в документе от 2017 года названы 6 кандидатов: Митрополит Горийский и Атенский Андрия Гвазава; Митрополит Чиатурский и Сачхерский Датуашвили Даниэли; Митрополит Ахалцихский, Тао-Кларджетский Теодор Чуадзе; Митрополит Алавердский Давит Махарадзе; митрополит Сенаки и Чхороцку Шио Муджири; Митрополит Никозский и Цхинвальский Исаия Чантурия.

Биография каждого сопровождается информацией о личных качествах (например — образованный, справедливый, уравновешенный и т.д.).

Кроме того, данные каждого из них сопровождаются тремя столбцами: «Положительные стороны», «Негативные стороны», «Отношение к власти».

Среди положительных сторон духовенства — высокий авторитет, моральная устойчивость, патриотизм, «умение выстраивать отношения» с властью или представителями других религиозных конфессий.

Минусы разнообразны и зависят от конкретного священника. В одном случае автор счел негативными «тесные связи с бывшим премьер-министром Зурабом Жвания». В других случаях упоминается влияние Шорены Тетруашвили, бизнес-интересы и подробности личной жизни.

Автор описывает одного из митрополитов следующим образом:

«Мы не заметили какого-либо неподобающего священнослужителю поведения. Он уделяет внимание своим детям, помогает материально. Нет отношений с бывшей женой».

В контексте взаимоотношений с властью предметом интереса является уровень лояльности к правящей команде.

«Он учтет позицию правительства в интересах государства и церкви и поддержит их [представителей правительства]», — сказано в документе.

В этом случае автор также говорит о большой роли государственной поддержки в будущем развитии процессов, отмечая, что как только позиция правительства станет ясной, позиции некоторых высоких иерархов могут измениться.

Политические взгляды священнослужителей занимают видное место и в других записях. Например, есть список, в котором иерархи сгруппированы по 3 категории: те, кто на выборах 2012 года поддерживал «Национальное движение», те, кто поддерживал «Грузинскую мечту» и те, кто оставался нейтрален.
Священнослужители на представлении кандидата правящей партии в Кутаиси.

Среди объектов наблюдения не только потенциальные преемники Илии II. Файлы также содержат биографические и другие данные тех, кто в последние годы проявлял активность в различных событиях, и некоторые из них, считают в СГБ, имеют амбиции стать патриархом.

В документах рассматривается их прошлое и настоящее, действия, по причине которых они попали в центр внимания, их авторитет и, в некоторых случаях, то, где они проводят большую часть своего времени — в епархии, дома или где-то еще.

«Митрополит неравнодушен к алкоголю, который употребляет регулярно. Часто, будучи в состоянии алкогольного опьянения, в кругу друзей заявляет, что любит хорошую жизнь», — сказано в одной записи.

«Очистка церкви от недостойных священнослужителей»

Авторы записей также выявляют факторы, которые могут нанести церкви урон. В одном из файлов в этом ключе упоминается влияние других государств на Патриархию, в частности на конкретных митрополитов.

В контексте потенциального ущерба упоминается сценарий территориального разделения Грузинской патриархии, который, по мнению автора, «угрожает территориальной целостности страны и способствует разжиганию сепаратизма».

В той же записи деятельность радикальной группы «Союз православных родителей», действующей в Грузинской православной церкви, упоминается как возможная причина разжигания общественного и религиозного противостояния.

Автор записи также считает, что «рост числа священнослужителей нетрадиционной ориентации в церкви однозначно отрицательно сказывается на нравственном развитии церкви и общества».

В заключение в документе говорится следующее:

«Подразделение, в силу политической целесообразности, активно не вмешивается во внутренние дела Патриархии и ограничивается контролем над происходящими процессами.

Мы также считаем целесообразным начать очищение церкви от недостойных священнослужителей при посредничестве духовенства Патриархии, представителей власти и правоохранительных органов.

В то же время следует отметить, что это можно сделать относительно легко в случае избрания нового патриарха или перехода на модель синодального правления».

Предположительно сотрудники СГБ также пишут, что Шорена Тетруашвили имеет большое влияние в Патриархии. По их словам, она, возможно, воспротивится действиям, которые планирует осуществить ведомство, так как «скомпромитированные священнослужители», являются для нее рычагом для сохранения «своего влияния и управления процессами в церкви».

Комментарии в Facebook

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.