«Незаконная слежка» — началось ли следствие после заявлений экс-сотрудника спецслужб Грузии?

21 марта в эфире телекомпании Mtavari Arkhi было показано интервью с находящимся в заключении бывшим сотрудником спецслужб, в котором тот признал, что в разное время получал задания от высокопоставленных чиновников силовых ведомств, в том числе о незаконном получении кадров личной жизни.

Между тем, следственные ведомства Грузии не сообщают, было ли начато следствие в связи с озвученными в интервью заявлениями.

В телекомпании отмечают, что это интервью с Иване [Вано] Гулашвили было записано еще до его ареста. Арестовали его, по сведениям телеканала, вскоре после интервью.

В Mtavari Arkhi говорят, что Гулашвили собирался передать обличительные материалы, но осторожничал, поскольку боялся Службы государственной безопасности (СГБ).  Интервью записано 24 ноября 2019 года, а после него Гулашвили уже не появлялся. Ведущий передачи «Post Factum» Гиорги Габуния заявил, что решение обнародовать интервью были принято после того, как телеканал TV Pirveli выпустил сюжет об утечке кадров личной жизни из СГБ и упомянул имя Гулашвили.

В интервью Гулашвили говорит, что работает в МВД, но даже сам не знает, на какой должности. По словам Гулашвили, он оформлен как эксперт-криминалист, но на самом деле занимается другим — помогает седьмому отделению, которое занимается скрытыми записями.

Гулашвили рассказывает, что получал задания от Кахабера Сабанадзе, замглавы МВД, а до того его начальником был Николоз Шарадзе — ныне глава Пограничной полиции.

Гулашвили говорит, что в свое время по заданию Шарадзе научился технике взлома дверей отмычкой и таким путем и заходил в дома и здания, устанавливая аппаратуру для прослушивания/записи.

«У меня много записей, из-за которых могут убить», — утверждает он.

На вопрос, почему он решил открыто обо всем заговорить, Гулашвили ответил, что «больше не желал так жить».

Он рассказал, что в 2014 году установил нужную для слежки аппаратуру в доме в районе Дигоми, в котором на полках стояли фотографии политика Анны Долидзе. В беседе с Mtavari Arkhi Долидзе подтвердила, что описание квартиры совпадает с ее жильем.

Долидзе рассказывает, что однажды получила сообщение, якобы она записана на какую-то конференцию, на которой речь пойдет о коррупционных сделках. Долидзе говорит, что открыто ее не шантажировали и не исключает, что власти прибегли бы к подобным методам после того как она основала партию.

Гулашвили также рассказывает, что в свое время внедрил компютерный вирус в лептоп Вагифа Аскерова, что бы вести за ним слежку. На тот момент Аскеров являлся шейхом Управления мусульман Грузии. В 2016 году Аскеров рассказал, что в 2013 году его позвали в МВД и потребовали уйти с должности, а в противном случае угрожали распространением кадров личной жизни.

Еще одним заданием, которое назвал Гулашвили, является установление жучка на автомобиле Гиоргия Руруа, совладельца телеканала Mtavari Arkhi.

Он также вспомнил акцию протеста в ночь на 20 и 21 июня и заявил, что по заданию Сабанадзе повредил монитор, с которого производилось вещание обращения оппозиционеров к гражданам. Вместе с другими оперативниками Гулашвили стер записи камер наблюдения внешнего и внутреннего периметра парламента.

Как сообщает Mtavari Arkhi, вскоре после интервью Гулашвили был задержан по обвинению в выдаче государственной тайны.

Имя Гулашвили также фигурирует в журналистском расследовании TV Pirveli об утечке записей из СГБ. В сюжете говорится, что дело по аресту Гулашвили находится под грифом секретности. Он был приговорен к девяти годам заключения, но позже заключил договор со следствием и получил два года реального срока.

Гулашвили также фигурировал в деле умершей программистки Тамар Бачалиашвили. По версии следствия, она покончила с собой, но семья думает, что девушку убили. Адвокат семьи Михеил Рамишвили утверждает, что Гулашвили связался с ним из тюрьмы и попросил о встрече, на которой рассказал, что девушка сотрудничала с СГБ и получала задания через карты памяти. Позднее адвокат Гулашвили заявил, что данная информация не соответствует действительности. Рамишвили в свою очередь сказал, что Гулашвили попросил не публиковать рассказанное им до заключения соглашения с прокуратурой. Рамишвили рассказал о встрече после того как Гулашвили был вынесен приговор Гулашвили и ему присудили 9 лет заключения, соглашение с прокуратурой он заключил позже.

Адвокат Гулашвили Давит Харати подтверждает, что тот работал в СГБ, но говорит, что дело, по которому его клиент отбывает наказание, не касается интервью в Mtavari Arkhi.

«И для меня было неизвестно то, что я услышал вчера, я удивлен. Он мог бы и мне рассказать, но не стал. Он натворил совсем другое и сидит в тюрьме по другой причине. У дела гриф «секретно» и не могу сказать чего оно касается, но могу подтвердить, что оно не касается озвученного вчера. Сказали, что он дал интервью 24 ноября, а задержали его из-за совершенного после 24 ноября действия», — сказал  Давит Харати.

В МВД и СГБ Грузии пока что не выступили с заявлением после слов Гулашвили. Ведомства также не отвечают на вопрос, было ли начато следствие.

Комментарии в Facebook
NewsTbilisi

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.