Дело Инала Джиоева: Обещания объективного расследования и реальность

В Южной Осетии милиционеров, замучивших до смерти 30-летнего жителя Цхинвали Инала Джиоева выпустили на свободу, как невиновных в тяжком преступлении, а против судмедэксперта, констатировавшего насильственную смерть Джабиева, возбудили уголовное дело.

На протяжении десяти месяцев, пока шло следствие де-факто президент Бибилов успокаивал общество обещаниями объективного расследования этого громкого преступления. Теперь становится ясно, что Бибилов все это время лгал.

В понедельник 7 июня Цхинвальский городской суд изменил меру пресечения на подписку о невыезде четверым из шести сотрудников криминальной милиции, обвиняемых по делу Джабиева.

Это стало возможным потому, что следствие отказалось от обвинений в тяжких преступлениях, а по преступлениям средней тяжести максимальный срок содержания под стражей до суда составляет шесть месяцев. Обвиняемые сидят уже десять, поэтому их выпустили.

Как разъяснил общественности прокурор Эдвард Джиоев, изначально милиционерам было предъявлено обвинение по двум статьям Уголовного кодекса: по статье 111 (Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, наказывается лишением свободы до 15 лет) и части 3 статьи 286 (Превышение должностных полномочий с применением насилия и причинением тяжких последствий, — до 10 лет лишения свободы).

Но в ходе расследования Генпрокуратура не нашла оснований для обвинения по указанным статьям УК и остановилась на обвинении лишь по ч.1ст 286 (Превышение должностных полномочий, повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов граждан, предусматривает наказание от штрафа в 80 тысяч рублей наказывается до 4 лет лишения свободы).

Реакция в обществе на эту новость схожа с чувством человека, осознавшего, что его «развели как лоха». То есть люди поняли, что все десять месяцев, пока шло следствие, президент попросту водил их за нос.

Бибилов лгал на похоронах Инала, когда, стоя над его телом, обещал не спустить этого преступления и сурово наказать виновных все виновные понесут заслуженное наказание. Лгал он и после этого, когда заявлял, что как президент гарантирует честное расследование.

А теперь мать Джабиева говорит, что обязательно вернет Бибилову деньги, которые он приносил ей на похороны…

Люди, более осведомлённые о том, что происходило в кулуарах этого расследования, утверждают, что все не совсем так, как кажется. Президент все-таки намеревался «сдержать слово» и осудить по тяжелой статье хотя бы одного или двух ментов. И дело, не в сентиментальности Анатолия Ильича, а, скорее, в президентских выборах, до которых осталось десять месяцев, ведь предвыборная пора — не лучшее время, чтобы демонстрировать избирателю свою волчий закон. Но президенту не дали такой возможности – никто из обвиняемых не позволил делать из себя жертвенного барана. Они сумели настоят на своем, а президент вынужден был подчиниться.
Таким образом, архитектор криминальной системы, оказался ее заложником.

Представление началось 27 мая, когда Цхинвальский городской суд продлил шестерым милиционерам меру пресечения в виде содержания под стражей еще на один месяц.
Решение суда вызвало негодование обвиняемых и их родственников, потому что, по информации инсайдеров, им твердо обещали изменить меру пресечения на освобождение под подписку о невыезде. Посчитав себя обманутыми, они стали слать в адрес следователей угрозы, обещая «спросить с них».

Вполне понятно, что обещали не следователи и не судейские — не их уровень. Гарантии по такому резонансному делу, из-за которого Южную Осетию лихорадит уже десять месяцев может дать только президент, или от имени президента его «консильери» — бывший генпрокурор, а ныне советник, Урузмаг Джагаев.

Только выполнять эти обещания придётся следователям, то есть, им предстоит совершать должностные преступления и, в случае чего, нести за них ответственность.
Следователи оказались в затруднительном положении: дело слишком громкое, слишком много общественного внимания к следствию, а тут еще и ситуация предвыборной неопределенности, неизвестно кто завтра придет к власти.

Поэтому они схитрили — не сняли обвинения по тяжелой статье (ч. 3 ст.286), и тем самым, как бы, предложили судейским нарушить закон вместо них – отправить по домам арестантов, котором светит до 10 лет тюрьмы. Но и судьи не захотели брать ответственность на себя. Получился конфликт. Судейские сделали крайними прокурорских, мол, пусть сначала они дадут нам повод отправить вас по домам.

28 мая, то есть на следующий день после суда, в ответ на угрозы обвиняемых начальник Следственного управления Генпрокуратуры Коста Джиоты и следователь по делу Инала Джабиева Алан Бестауты написали заявления об уходе, а вслед за ними такое же заявление написали еще восемь следователей – те, кому генпрокурор Магомед Багаев предложил взять расследование этого дела на себя.

Генпрокурор вынужден был звонить Урузмагу Джагаеву и Анатолию Бибилову. Следователей вызвали на ковер ….

Вечером означенного дня пресс-служба Генпрокуратуры опубликовала заявление, что распространяемая в соцсетях информация о массовом увольнении сотрудников ведомства не соответствует действительности. Но пресс-служба, мягко говоря, лукавила — следователи свои заявления об уходе не забрали, и обвиняемые не успокоились.

1 июня в осетинском сегменте Facebook, появились информация о начале сухой голодовки задержанных сотрудников криминальной милиции. В сеть попали фотокопии их заявлений на имя и.о. начальника ИВС изолятора временного содержания С.В. Газзаева. В заявлениях значилось, что они обратились к этой крайней мере из-за того, что происходит «ужасно наглое незаконное, необоснованное, хамское и бездоказательное задержание и обвинение их в том, чего они не совершали». Голодовку заключенные обещали прекратить, в случае изменения меры пресечения на подписку о невыезде.

Все вывешенные в интернет заявления были написаны «под копирку», то есть, текст был идентичным, поэтому впечатления акта отчаяния они не произвели. Это больше напоминало наспех организованную пиар-акцию.

Тексту писем не стоило бы уделять большого внимания, если бы ни один абзац:

«…..А также требую: СМИ, депутатов каждой фракции, которые обязаны известить в письменном виде о моих требованиях, лиц, которые с 28.08.20 г. по сегодняшний день договаривались с нами по данному уголовному делу, и представителей потерпевших, которые ни на одно судебное заседание не соизволили прийти, в то же время утверждают, что никто из нас, обвиняемых, ничего не говорит по данному факту, так приходите и узнайте всю правду о моем незаконном и необоснованном нахождении под стражей, дабы не быть голословным».

Эта часть заявления вызвало массу вопросов. Что это за люди, с которыми постоянно договаривались милиционеры со дня гибели Инала Джабиева? О чем договаривались?
Судя по тексту, обвиняемые сидельцы явно шантажируют этих самых «лиц», грозят обнародовать их имена. Возник справедливый вопрос: что означает угроза рассказать «всю правду» потерпевшей стороне?

Инсайдеры утверждают, будто именно после этого Бибилов узнал, что никто из ментов не согласен на отсидку срока, и ему придется выпускать всех. Президент был в бешенстве, но в конечном счете, вынужден был принять условия обвиняемых. Так утверждают инсайдеры.
Местные наблюдатели сразу вспомнили историю про заявление депутата Дзамбулата Медоева, во время встречи депутатов с президентом осенью прошлого года, в котором говорилось, что, после убийства Джабиева милиционеров не просто задержали и посадили под арест. Их уговорили сесть! Ситуация в Цхинвали была тревожная.

На центральной площади собрались две тысячи человек. Они требовали правосудия. В тот момент Генпрокурор уговорил ментов не усугублять ситуацию и согласиться на арест. Со своей стороны Генпрокурор обещал уладить все их финансовые затруднения, погасить банковские кредиты, а потом, когда скандал уляжется, вытащить их из тюрьмы.

Инсайдеры предполагают, что, возможно, «консильери» Джагаев тогда обманул своего шефа. Он пообещал ментам вытащить всех, а в разговоре с шефом согласился на его требование оставить эту парочку «на заклание», чтобы не возбуждать общественность.

Почему так церемонились с ментами? Наверняка, потому что они выполняли прямые указания президента и генпрокурора и могли рассказать об этом на суде. Иначе не складывается.
Летом прошлого года президент Бибилов, развернул информационную компанию против оппозиции, которая, как он тогда заявлял, слилась с криминалом. Вишенкой на торте должно было стать расследование так называемого покушения на министра ВД Игоря Наниева. 17 августа вблизи микрорайона Московский, где живет Наниев, из заброшенного дома якобы обстреляли его служебную «Ниву».

Покушение выглядело уж больно несерьезно – стреляли с 30 метров из пистолета Макарова, три пули попали в дверь и застряли в них.

Президент объявил, что за покушением стоит оппозиция и взял расследование под личный контроль. За ночь «по горячим следам» милиция провела 56 обысков! Такая бурная реакция силовиков говорила об одном – никаких версий у следствия нет.

В конечном счете задержали трех тридцатилетних парней – Гирсана Кулумбегова, Николая Цховребова и Инала Джабиева. Единственное, что их связывало с «покушением», это катание на автомобиле вместе с владикавказской подружкой в том же микрорайоне. Это показал биллинг их телефонов.

Арестовали Кулумбегова, Цховребова и Джабиева 23 августа без санкции суда, пять суток парней перевозили из подвала в подвал и избивали, требуя признаться в покушении на министра Наниева. Правда Герсана Кулумбегова били недолго — оказалось, что он родственник Бибилова, поэтому его переквалифицировали в свидетеля.

28 августа 30-летний Инал Джабиев, не выдержав побоев, умер. У него осталось трое малолетних детей. Николая Цховребова в это время били в соседней камере. По его словам, своей смертью Инал спас ему жизнь, — после этого его больше не истязали. У Николая от побоев отнялись ноги. Никто их парней своей вины не признал.

Для установления причастности сотрудников криминальной милиции к истязаниям парней никаких следственных действий проведено не было. Их форма и ботинки экспертизу не проходили, смывы с рук сделаны не были.

Единственная улика в деле – это заключение югоосетинского судмедэксперта Зарины Дзагоевой — единственного специалиста, который проводил исследование трупа Джабиева. По ее заключению несчастного избили, а затем обездвижили наручниками в позе «ласточка». Из-за этого у Джабиева развился травматический токсикоз, а затем и острая сердечная недостаточность, ставшая непосредственной причиной смерти.

Поэтому следствие начало разваливать дело именно с опровержения причин смерти Джабиева. Это не сложно – в России полно лабораторий с сомнительными репутациями.

19 ноября появилась вторая экспертиза — Главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны Российской Федерации. По ее заключению смерть Джабиева наступила «на фоне развития абстинентного синдрома», говоря проще – от наркотической ломки.

14 мая появились результаты еще одной экспертизы, и тоже из лаборатории с сомнительной репутацией – из Бюро судебно-медицинской экспертизы департамента здравоохранения Москвы.
После этого с судмедэкспертом Дзагоевой не церемонились. Сначала провели в соцсетях компанию по её дискредитации, а в понедельник 7 июня, в тот же день когда освободили ментов, в отношении Дзагоевой Генпрокуратура возбудила уголовное дело.

Ее обвиняют по той же статье, что и ментов, — ч.1 ст.286 УК РФ (совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства).

По версии следствия она изготовила заведомо ложную справку о причинах смерти Джабиева, оболгала, тем самым, милиционеров и спровоцировала в республике общественно-политический кризис. То есть именно она — источник зла и виновница политического кризиса, который длиться уже десять месяцев.

Таким образом Джагаев свои обещания выполнил. Почти выполнил. Выполнили их и менты – за все время ни один из них не дал показаний. А рассказать они могли бы многое. И очевидно, это многое перевешивает даже такие губительные для президента результаты расследования, которые иначе, как открытым вызовом обществу, не назовешь.

Собственно с этим объявлением войны своему обществу он и идет на президентские выборы.


Автор: Мурат Гукемухов


Материал подготовлен в рамках проекта «Вести из Южного Кавказа». Мнения и суждения, высказанные в статье могут не совпадать с позицией редакции «Netgazeti» и тбилисского офиса Фонда Heinrich Böll.

Комментарии в Facebook

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.