Дружественный совет абхазам — ориентация на Тбилиси

Автор: Зура Цурцумия


В августе 2021 года выступление Ибрагима Яганова на т.н. «государственном телевидении» Сухуми вызвало серьезный резонанс в абхазском обществе. Герой Абхазии, командир одного из батальона черкесских добровольцев призвал абхазов пересмотреть отношения и сблизиться с Тбилиси.

В социальных сетях подобные слова от человека, которого так ценят в Абхазии и относят к почетным рядам добровольцев, вызвал недоумение. Такое заявление было неожиданным, некоторые приравняли его к предательству. Однако, в многих комментариях прозвучали  суждения и другого толка, поскольку в позиции Яганова есть своя логика.

Это именно тот случай, когда важно не только то, что было сказано, но и то, кем это было сказано.

Северокавказские бойцы для абхазов являются «добровольцами», для нас — печально известными «боевиками». Согласно данным абхазской стороны, в войне участвовали до двух тысяч таких бойцов, 260 из них погибли. Большинство добровольцев были из Северного Кавказа, их организацией занималась Конфедерация горных народов Кавказа. 21 августа 1992 года Конфедерация объявила всех грузин, проживающих в Абхазии заложниками, а Тбилиси — зоной бедствия.

Каждый год 15 августа в Абхазии отмечают День добровольца. Эта символическая дата — первые добровольцы приехали именно в этот день (на второй день после начала войны!). Сотни добровольцев получили звание Героя Абхазии или другой почетный военный орден. 

Организация «Ветеран» занимается сохранением контактов между бывшими бойцами. Отдельное внимание уделяется семьям погибших добровольцев. Уже годы их периодически приглашают в Абхазию. Отношения с ними возведены на политический уровень. Один из советников де-факто президента курирует отношения с ветеранами-добровольцами с Северного Кавказа.

В свое время участие северокавказских добровольцев в войне носило как военное, так и идеологическое значение. Представление, что весь Северный Кавказ встал рядом с абхазами, создавал ощущение справедливой войны. Кроме националистических представлений (родственная связь абхазов и черкесов) была популярна и идея о том, что победив Тбилиси абхазы обретут свободу и прорубят окно в свободный мир. Это послужило бы примером для северокавказцев.

В интервью Яганов рассуждал именно об этих мотивах. Несоответствие реальности и несерьезность политических целей лидеров Конфедерации проявилась уже в Первой чеченской войне. Организация не поддержала свободу чеченцев, а поддержать Дудаева абхазские добровольцы не поехали.

Конфедерация, осознанно или нет, оказалась инструментом российской политики, которая изжила себя в войне в Абхазии.

Даже через 30 лет после окончания войны односторонняя поддержка Северного Кавказа сохраняет идеологическое значение. Эта поддержка расценивается ими как знак того, что они стоят на правильной позиции, а Абхазия не является и не может быть частью Грузии.

Переоценка войны со стороны жителей Северного Кавказа и переход на нейтральную позицию лишает сепаратизм моральной поддержки. В таком случае они оказываются в окружении врагов и чужих людей — с одной стороны враждебная Грузия, с другой — отчужденный Кавказ и Россия, в искренность дружбы с которой мало кто верит.

Ибрагим Яганов своим выступлением заставил абхазское общество усомниться в существовании дружественной среды, но подчеркнул, что у абхазов остаются друзья по ту сторону Кавказа. Еще в начале интервью Яганов отметил, что не сожалеет об участи в войне и разъяснил логику своей противоречивой, на первый взгляд, позиции.

По мнению Яганова, Абхазия оказалась безуспешным проектом. Она не стала независимой и соответственно не может служить примером для Северного Кавказа, как пример свободы, развития и порядка, посредством которых регион может наладить связь с прогрессивным миром.

Данный путь, считает Яганов, проходит через Грузию.

Ничего нового Яганов не сказал. Свое мнение он высказывал и раньше. Мы можем предположить, что он выражает не только свое мнение, и подобные рассуждения, в определенной мере, имеют место в черкесском обществе.

Ясно, что большое влияние на настроения Яганова оказало признание Грузией геноцида черкесов в 2011 году и открытие центра черкесской культуры в Тбилиси. Но ключевыми являются не вышеупомянутые решения, а основания — реформы и изменения, начавшиеся в Грузии после «Революции роз».

Демократизация, крепкие государственные и гражданские институты, верховенство закона, равноправие, экономические реформы и развитие важно не только для нашего общества, но и для наших соседей с Северного Кавказа.

Можем сказать, что для этих республик, ставших частью русского мира, наши реформы и успехи на пути к свободе и демократизации являются обнадеживающими. Привлекательность ставшей частью прогрессивного мира экономически развитой Грузии является не только лозунгом, здесь есть и практическая значимость.

Именно практическая значимость подтолкнула Яганова сказать абхазскому обществу, что настало время, в первую очередь ради собственного блага, пересмотреть отношение к Тбилиси и грузинам. Стремление к общим ценностям может оказать положительное влияние на конфликт.


Черкесский отряд в Сухуми; Фото: www.adygi.ru

Материал подготовлен в рамках проекта «Вести из Южного Кавказа». В тексте содержится терминология и иные дефиниции, используемые в самопровозглашенных Абхазии и Южной Осетии. Мнения и суждения, высказанные в статье могут не совпадать с позицией редакции «Netgazeti» и тбилисского офиса Фонда Heinrich Böll.

Комментарии в Facebook

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.