Что происходит на армяно-азербайджанской границе и в чем суть сделки, посредником которой выступила Грузия?

Вечером 12 июня стало известно о сделке по возвращению в Армению 15 военнопленных в обмен на карты минных полей, включающих 97 000 мин на бывшей границе Нагорно-Карабахской Республики с Азербайджаном в районе Агдама. С грузинской стороны переговоры шли на высшем уровне при участии премьера-министра Ираклия Гарибашвили, примечательно также, что еще брокером сделки стали США при участии заместителя госсекретаря США по европейским и евразийским делам Ф. Рикера.

Премьер Грузии в последнее время побывал в Баку и Ереване, но также он был и в Анкаре, а по сообщению главы МИД Грузии Давида Залкалиани, после переговоров с президентом Турции Эрдоганом было заявлено, что Грузия должна более активно играть роль посредника в армяно-азербайджанских отношениях. Так что не исключено, что неофициально свою роль в этой сделке сыграла и Турция.

Активизация Грузии в направлении урегулирования в Карабахе началась по меньшей мере с марта текущего года, и была поддержана многими политическими акторами в стране, поскольку отвечает имеющемуся у политической элиты представлению о потенциальной роли Грузии как площадки для диалога и центральной роли Тбилиси в регионе. Однако в чем суть противоречий, обсуждающихся сейчас, и каким может быть урегулирование?

Шаткий статус-кво на границе и его эрозия

После окончания боевых действий, между Арменией и Азербайджаном и при посредничестве России, было подписано «Заявление» от 9 ноября, на основании которого были прекращены активные боевые действия, также предполагалась передача территорий НКР вне бывшей советской автономии, остававшихся под армянским контролем Азербайджану в течение следующих 3 недель. В «Заявлении» также были оговорены: открытие коммуникаций, возвращение всех пленных, действие российской миротворческой миссии и др.

10 декабря, как позже оказалось, было принято еще одно «Заявление», на основании которого армянские силы были выведены из оставшихся приграничных территорий, после чего приграничными стали армянские города Капан и Горис, этот вывод произошел в конце 2020 – начале 2021 года. Азербайджанские войска вышли на линию, очерченную советскими топографическими картами как границу между Армянской и Азербайджанской ССР, причем азербайджанцы заняли даже 12 домов в селе Шурнух, на которые село расширилось еще в советские времена, перейдя на территорию Советского Азербайджана.

Всего под контроль Азербайджана перешло примерно 8.55 тыс. кв. км., из которых 3.75 тыс. кв. км. было захвачено в ходе боевых действий, а 4.8 тыс. кв. км. – было сдано армянским руководством при российском посредничестве в рамках перемирия. Азербайджан освоил занимаемую по соглашению территорию очень быстро, включая выступ, на котором расположены Большое и Малое озера Ал.

После этого у действующих ереванских властей возник соблазн считать ситуацию исчерпанной; территории были сданы и войска выведены по графику. Баку же не считал себя обязанным в выполнении каких-либо пунктов, в результате чего очень скоро Армения отдала всех азербайджанских пленных, а Азербайджан отдал лишь небольшую часть армянских пленных (число которых было больше). Армянские власти не считали необходимым решение каких бы то ни было вопросов, связанных с безопасностью в зоне Нагорного Карабаха, а также новой фактической границы Армении и Азербайджана, предполагая, что это теперь прерогатива России. Также и в России считали, что полностью контролируют ситуацию, и что их позиции крепки и их будет достаточно для решения тех или иных спорных вопросов.

Как оказалось, расчет оказался неверным, как ввиду полной недееспособности Армении и напора Азербайджана, так и ввиду переоценки Россией собственных сил и недооценки турецко-азербайджанского тандема. В результате на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе начали появляться новые миротворческие посты, а на новой армяно-азербайджанской границе появилось российское военное присутствие в виде представительства 102 военной базы, но, по сути, на юге Армении началось выстраивание новой российской военной инфраструктуры.

Тем временем, Армения была поглощена внутренней борьбой, а граница не была оборудована новыми военными позициями. Впрочем, это представляло особую сложность, поскольку новая граница оказалась гораздо длиннее, а численный состав армянской армии сократился в результате войны. Как следствие, начали учащаться инциденты на границе.

Майские столкновения и их возможные последствия

С наступлением весны и более благоприятных погодных условий, несоразмерность в подготовке и позициях армянской и азербайджанской армий вновь стала очевидной. Уже с апреля в азербайджанской прессе начали раздаваться сообщения о «необходимости возвращения в Зангезур» (азербайджанское название армянской провинции Сюник), а 1 мая по соцсетям распространилось видео, где азербайджанцы выступали с де-факто границы в районе Черного озера с заявлениями о том, что это их земля.

12 мая именно в этом направлении азербайджанские войска начали продвижение вперед; армянские войска в этом регионе просто отсутствовали, в результате азербайджанцы захватили территорию в 40 кв. км. без сопротивления. Также азербайджанцы начали продвижение по направлению озера Севан с юго-востока, где также без сопротивления прошли на глубину в несколько километров и заняли до 100 кв. км., причем несколько раз происходили столкновения в виде рукопашного боя, но без выстрела.

В ходе таких столкновений был убит 1 и похищено 7 армянских солдат, из которых 6 – 27 мая. Четверо из них были возвращены 12 июня в рамках сделки с Азербайджаном при посредничестве Грузии. Сторонники действующих армянских властей обвиняли в произошедшем Россию, не защитившую границы Армении, противники – армянские власти, не оказавшие никакого сопротивления и не наладившие связи с российскими партнерами для купирования ситуации. В конечном счете, ситуация осталась неизменной на протяжении последних двух недель.

Несмотря на обязательство вернуть всех армянских пленных, азербайджанское руководство пытается использовать их наличие как политический рычаг на Армению, особенно учитывая, что в Армении эта тема является очень чувствительной. Тем более, что пленные находятся у Азербайджана на протяжении уже 8 месяцев; для сравнения, пленные в ходе российско-грузинской войны 2008 года вернулись домой в течение 3 недель после завершения боевых действий.

У Азербайджана множество политических целей, которых он пытается достигнуть, сохраняя порядка 200 армянских военнослужащих в плену, а также занимая территории Армении. Среди них – давление на внутреннюю политику Армении, создание новой переговорной позиции и отвлечение внимания Армении от Карабаха на новые проблемы, столкновение Армении с Россией, проведение коридора через территорию Армении, признание Арменией недавних завоеваний в рамках делимитации под диктатом Азербайджана и получение новых территорий уже по границам Армении и Азербайджана, не затронутым в ходе войны 2020 года. По сути, можно говорить об оппортунистской попытке получить максимум пока Армения неспособна отвечать.

Для Азербайджана вопрос разминирования занятых в 2020 году территорий является довольно острым, поскольку там регулярно происходят человеческие жертвы и адекватное освоение этих территорий без разминирования становится неизбежным. У Армении же нет никакого интереса в таком сотрудничестве, хотя, поскольку армянское руководство не смогло использовать все свои уступки в качестве переговорных позиций, оно теперь вынуждено идти на новые и новые уступки, включая предоставление Азербайджану карт разминирования.

В Армении многие ожидали возвращения какого-то числа пленных непосредственно перед выборами, поскольку это является одним из основных направлений критики Пашиняна внутри страны, и ожидания того, что Пашинян пойдет на все, чтобы зафиксировать какой-то результат непосредственно перед выборами, оправдались. К тому же, для Алиева сохранение Пашиняна у власти куда более благоприятно, чем возвращение во власти Роберта Кочаряна. Поэтому, он был готов на такое сотрудничество.

Внешнеполитический фон ситуации на армяно-азербайджанской границе

После войны, в Армении были большие ожидания от российского посредничества и надежда, что оно позволит зафиксировать мир на обозримую перспективу. Также, были ожидания, что Армения и Карабах больше не будут терять территории – ввиду присутствия России, ситуация будет, по меньшей мере законсервирована на 4 с половиной года (вплоть до следующего пересмотра условий «Заявления»).

Как уже было сказано, трактовки происходившего сильно отличались. Прозападные партии Армении использовали эти события как повод для заявления о необходимости геополитической переориентации Армении. Также, высказывалась позиция о том, что Россия специально допустила эти события для того, чтобы ослабить Пашиняна перед выборами. Пророссийские силы напротив заявляли о необходимости увеличения кооперации для предотвращения подобных инцидентов в будущем.

Как бы там ни было, уровень поддержки России в обществе заметно упал, что видно из соцопросов. Взамен, выросла поддержка Франции и США, особенно учитывая, что Франция публично поддержала Армению, тогда как Россия этого не сделала.

27 мая Пашинян выступил с предложением разместить вдоль границы представителей России, США или Франции, таким образом, открывая дверь для присутствия войск НАТО в регионе. 1-2 июня Пашинян посетил Париж и Брюссель, причем, как следует из графика встреч, вероятно именно европейцы пригласили Пашиняна и, скорее всего, обсуждалось именно потенциальное присутствие французских или американских войск на де-факто границе Армении и Азербайджана.

Учитывая возвращение военнопленных и активное участие США в этом процессе, уже вырисовывается картина геополитического противостояния в регионе, в частности, в Армении и готовность армянских властей сыграть на этом противоречии, пытаясь усилить свои переговорные позиции. Россия, а также Иран, находящийся в непосредственной близости от места происходящих событий, никак не отреагировали публично, но это ничего не говорит о позиции, которую занимают эти страны; публичность не самая сильная их сторона.

Все это как минимум добавляет геополитических полутонов к происходящему в Армении предвыборному процессу, а также в очередной раз делает ситуацию к регионе взрывоопасной; очевидно, что чем больше игроков с противоречащими интересами присутствуют на ограниченной территории, тем больше риск противостояния и непредвиденных последствий. Поэтому ситуацию на армяно-азербайджанской границе следует считать не завершенной, а скорее развивающейся, причем с большим потенциалом.

Приложение: карта региона армяно-азербайджанского конфликта
(карта)

Пояснения:

• Оранжевым цветом отмечена территория, сохранившаяся под контролем НКР и являющаяся на сегодня зоной действия миротворческого контингента,
• голубым цветом отмечена территория, захваченная Азербайджаном в ходе боевых действий с 27 октября по 9 ноября 2020 года,
• темно-зеленым цветом отмечена территория, полученная Азербайджаном в результате отвода войск по «Заявлению» от 9 ноября (в основном занятые в ноябре-декабре 2020 года),
• фиолетовым цветом отмечен Лачинский коридор, связывающий Армению и Нагорный Карабах и имеющий специальный статус,
• серым цветом отмечены территории Армении в советских границах, занятые Азербайджаном с 12 по 27 мая 2021 года.

Комментарии в Facebook

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.