Эксперт о событиях в Тбилиси: «Это была организованная карательная операция»

Сегодня 7 июля, МВД Грузии опубликовало пресс-релиз по событиям 5 июля. В нем указывалось, что помимо насилия и воспрепятствования журналистской деятельности ведется расследование по второй части статьи 225 Уголовного кодекса, которая предусматривает участие в групповом насилии, но не организация насилия.

Организация, руководство или участие в групповых беспорядках предусмотрены статьей 225 Уголовного кодекса, однако по этой части статьи, не начато ни одного дела.

Как известно духовенство и представители гомофобных групп анонсировали планы по недопущению проведения «Марша достоинства». Но события 5 июля показали, что насильственные группы на улицах Тбилиси были хорошо осведомлены о маршруте и планах «Тбилиси прайд». Их действия не были спонтанными. МВД проводит расследования по более легким статьям Уголовного кодекса, таким как воспрепятствование профессиональной деятельности журналиста (статья 154) и насилие (статья 126 часть первая).

Напомним, по статье организация группового насилия МВД начало расследование в отношении участников митинга 20 июня 2019 года.

Что  произошло

Акцию «Марш достоинства – Выходи за солидарность» в защиту прав ЛГБТК-сообщества 5 июля планировала провести НПО «Тбилиси прайд». Однако уже с 11 утра, задолго до запланированного марша, на проспекте Руставели началась контракция, в которой приняли участие несколько тысяч представителей ульра-консервативных движений и православные активисты.

Несмотря на то, что представителей и активистов ЛГБТК-сообщества на проспекте не было, контракция быстро переросла в беспорядки — гомофобы избили журналистов, которые освещали события, повредили съемочную аппаратуру, напали на офисы гражданских и ЛГБТ-активистов «Тбилиси прайд» и движения «Позор».

Где была полиция?

«Полицию видели везде, где она была нужна», — заявил председатель парламентского Комитета по правам человека Михеил Сарджвеладзе.

Количества полицейских на проспекте Руставели и прилегающих улицах действительно было достаточно, чтобы «быть», но не для предотвращения насилия. Журналисты, подвергшиеся нападению, вспоминают, что во время конкретных эпизодов противостояния, на месте присутствовал только один полицейских, который не мог противостоять массе агрессивных людей. Только в у офиса ООН присутствовало относительно большое количество полицейских.

Мобилизация полиции у офиса ООН.  5 июля. Фото: Лука Пертая / Netgazeti

В целях безопасности организаторы «Тбилиси Прайд» заранее сообщили о своих планах и маршрутах МВД Грузии.

После того как гомофобные группы заняли проспект Руставели и премьер-министр заявил, что не считает целесообразным проведения «Марша достоинства», организаторы мероприятия стали объектами преследований.

«Мы поменяли 5 разных мест. Они появлялись в течении нескольких минут везде. Как? Как эти люди могли быть так эффективно мобилизованы без помощи Службы безопасности и государства?!»- спрашивает Гиорги Табагари, один из организаторов «Тбилиси прайда».

По его словам, обмен информацией о маршруте прайда происходил во «внутреннем» чате, в где присутствовали организаторы прайда и несколько представителей СМИ.

«Ситуация говорит о том, что нападения были организованы. Мы были в офисе движения «Позор», когда услышали, что они врываются в офис. Мы немедленно эвакуировались. Когда мы спустились вниз, они были у черного выхода, и мы с трудом успели сесть в машину. Мы приехали к офису ООН и подумали, что это безопасное место. Вскоре они начали мобилизовываться и тут. Тогда мы переместились на третью локацию, но эти группы мобилизовывались так быстро, что каждый раз, когда мы убегали, возникала проблема. Затем мы пошли в одну из правозащитных организаций, где через 10 минут после прибытия заметили, что они стали собираться и здесь», — сказал Табагари Netgazeti.

По его словам, эти группы либо сотрудничали с государственными органами и получали информацию о передвижениях от них, либо сами так хорошо спланировали операцию. Обе версии опасны для государства.

«Даже если десять [человек] знают об этом деле, утечка информации происходит. Мы знаем это по предыдущему опыту и даже не пытаемся что-либо предпринять, так как СГБ все равно будет действовать оперативно. Сомнительно, что в этом случае СГБ был [поставщиком информации]. Однако, когда мы говорим о системе и политической воле государства, не имеет значения, был ли это СГБ, Министерство внутренних дел или другие, потому что уже из заявлений руководства «Грузинской мечты» было ясно, что это было в их интересах и они способствовали этому», — сказал Табагари.

Как ломали медиа-оборудование

53 журналиста подверглись нападению во время насильственного митинга со стороны гомофобных групп. Некоторые из пострадавших журналистов были доставлены в больницу с тяжелыми травмами. Повреждено оборудование телекомпаний и интернет-изданий.

Главный продюсер телеканала «Пирвели» Нодар Меладзе считает, что группировки были хорошо обучены и владели информацией о том, как повредить медиа-оборудование, чтобы отключить прямые трансляции.

«Кабели были разрезаны с помощью устройства, похожего на секатор, с помощью которого устройство прямой трансляции. Обычными ножницами его не разрезать. Таким образом, прямая трансляция была остановлена, а затем началось физическое насилие и уничтожение оборудования.

Камеры у журналистам и раньше ломали, но в этом случае они обладали мастерскими знаниями, потому что все камеры сломаны именно так, что бы повредить основную плату, после чего камера просто приходит в негодность. В случае передатчиков, помещенных в рюкзак, эти люди точно знали, как их повредить. В рюкзаке железный корпус, это самый прочный прибор. При простом ударе и броске ничего не происходит. Если вы не знаете как его сломать, то простые удары и падения не повредят передатчик. Но они добрались до материнских плат, к основному «мозгу» устройства, т.е. они точно знали, что делали», — сказал Меладзе Netgazeti.

Организованное насилие?

Бывший председатель Ассоциации молодых юристов Грузии (АМЮГ/GYLA), юрист Сулхан Саладзе, говорит, что избиение журналистов, нападение на офисы, снос палаток у парламента были скорее организованной «карательной операцией», неким уроком, а не просто протестом против прайда ЛГБТ. Он считает, что расследование следовало начать по статье «Организация группового насилия».

«В нормальной ситуации само государство должно интересоваться, каким на самом деле был процесс, насколько и он опасен в будущем. Если он организован, он, естественно, требует еще большего внимания со стороны государства. Очевидно, что спонтанность тоже не имеет оправдания, но организованность означает, что определенная группа действует организованно для достижения определенных результатов в этой стране. Примечательно, что у них есть свои СМИ, площадки в социальных сетях и все это они используют. Заявления об их действиях делались заранее, в том числе не исключая потерпевших. Они были готовы ко всему, и это невозможно было сделать без организации такой массы людей. Но ожидание того, что кто-то действительно расследует эти факты, весьма невелико», — сказал Саладзе Netgazeti.

По его словам, бездействия государства в вопросе предотвращения насилия и даже его поощрения, еще больше уменьшают шансы на объективное расследование.

«Первое, что нужно было сделать государству, это мобилизовать соответствующие полицейские силы. Неважно, проводился «Тбилиси прайд» или нет, в любом случае, днем ​​мы видели полицию, ее было несоразмерно меньше, чем нужно. Мы видели, что во многих случаях средства массовой информации опережали полицию, приходя в определенные места. Второй случай заключается в том, что они все это знали заранее и сознательно не выводил определенное количество полицейских сил. Это, значит, не только некая группа организовывала и поощряла все это, но и госструктуры участвовали в этом процессе», — сказал Саладзе.

В отличие от 5 июля, 6 июля на проспекте Руставели, где проходила молчаливая акция протеста против действий гомофобных групп, сотрудники правоохранительных органов задержали преступников и попытались защитить мирных демонстрантов и СМИ. Начальник Управления патрульной полиции Тбилиси Важа Сирадзе заявил, что, в отличие от 5 июля, 6 июля полиция поддерживала порядок в определенном месте.

В МВД не объяснили, почему не сочли нужным применить водометы и мобилизовать спецназ на фоне насилия над мирными гражданами, в то время как неоднократно делали это для защиты зданий — Парламента и ЦИК.

«Десятки и сотни людей подвергаются избиениям, мирных жителей избивают в их домах. Государство и правительство, которые на следующий день осуждают такие инциденты, очень опасны, потому что они осуждают их преследуя иные цели — пытаясь представить себя в хорошем виде, перед международным сообществом. Приносят извинения за то, что произошло. Нам не нужны поверхностные словесные заявления — нужно доказать это делом, расследованием. Но доказать это будет очень сложно, потому что если мы посмотрим на политическую картину, то именно заявление премьер-министра дало зеленый свет агрессивным группировкам», — сказал Саладзе.

Премьер-министр Иракли Гарибашвили заявил утром 5 июля, что не считает целесообразным проводить прайд и что за этим стоит «Национальное движение».

Заместитель народного защитника Гиорги Бурджанадзе считает, что премьер-министр нарушил Конституцию.

«Он принес в жертву наших граждан. Я считаю, что он заслуживает импичмента, и есть признаки нарушения Конституции, а также признаки уголовного преступления», — написал Бурджанадзе.

Организатор «Тбилиси Прайд» Ана Субелиани также поднимает вопрос об ответственности представителей государства.

«Я считаю, что премьер-министр Иракли Гарибашвили, министр внутренних дел, а также заместитель министра внутренних дел Александр Дарахвелидзе, все эти люди должны уйти в отставку», — сказала она.

Сам Гарибашвили не ответил на вопросы о своей ответственности и ограничился осуждением насилия.

МВД пока не ответило Netgazeti, намерено ли оно начать расследование по статье 225.

Комментарии в Facebook

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.