Борьба с ковидом до и после родов: «Я прошла через полнейший кошмар»

У 35-летней певицы Ирины Байрамашвили на последних неделях беременности диагностировали коронавирус, она была госпитализирована в клинику из-за осложнений. Она вспоминает, что и в начале обнаружения вируса, и после она была настроена оптимистично, несмотря на то, что ее состояние здоровья ухудшалось с каждым днем. Как рассказывает Ирина, «настоящий ад» начался уже после родов. Она надеялась, что после рождения ребенка ее состояние улучшится, но к сожалению все оказалось иначе.

Как начался ковид

Сначала, когда в мире только появился коронавирус, я не очень верила всему, что говорили, однако те ужасные дни, которые мне пришлось пережить, заставили поверить, что этот вирус еще как существует.

Я была на 37 неделе беременности, когда у моего мужа поднялась температура. Мы сразу заподозрили ковид, и я сказала ему пройти обследование. До того как пришел ответ на его тест, я пошла в магазин за покупками и тоже почувствовал себя плохо: лицо стало горячим, сердце колотилось, заболела голова. Сначала я решила что всему виной беременность или давление.

Вернувшись домой, измерила давление, оно оказалось в норме. В это время позвонил мой муж и сказал, что ему диагностировали коронавирус. Я сразу же поняла, что и мои симптомы указывают на ковид, сделала тест и оказалась права.

Однако я не сильно перепугалась, потому что слышала, что беременные женщины относительно легко переносят ковид, и была уверена, что, то же самое случится и в моем случае. Тем более, что я вообще редко болела.

Но мои ожидания не оправдались, и на следующий день после подтверждения диагноза, у меня начались боли в суставах. Я позвонила гинекологу, и он сказал мне, что не может назначать лекарства из-за беременности. Посоветовал пить много жидкости и потеть.

На третий день снова поднялась температура, и у меня заболел позвоночник … каждый день болели разные части тела. Я становилась все слабее и слабее. С четвертого дня у меня возникли трудности с питьем и едой, хотелось только спать.

Тем временем моему мужу стало лучше, я тоже каждый день ожидала, что со следующего дня со мной все будет хорошо, однако мне даже стало трудно ходить. Врач посоветовал много гулять на свежем воздухе. Я вышла во двор, хотела вывести малышку на прогулку, и, немного погуляв, вся вспотела, началась отдышка. Тут я поняла, что со мной что-то не то …

В то же время у меня начался кашель. Я позвонила гинекологу, и он снова сказал то же самое, нельзя прописывать лекарства, нужно пить много жидкости и потеть. К этому времени у меня уже болело все тело, я не могла ходить, было одышка. Я держалась из последних сил, ведь прошло уже семь дней, и я надеялась, что скоро выздоровею, но болели даже десна и кончики волос.

Мне казалось, что внутри сидит человек, который разрушает меня каждый день отнимая по органу. На седьмой день, уже не звоня гинекологу или кому-то еще, я попросила сестру отвезти меня в клинику.

Когда в палату входила медсестра с большим количеством шприцев, я уже знала, что она направляется ко мне.

Я был убеждена, что в клинике мне не придется остаться надолго, и взяла с собой вещи только на три дня. Думала, что сделают переливание и мне станет лучше. К тому же прошло уже семь дней с момента возникновения симптомов, и я думала, ну что еще может случиться.

Попав в клинику, я поняла, что задержусь там дольше чем на три дня.


Палата Ирины

Несмотря на то, что это была очень хорошая клиника, чистая и хорошо организованная, с внимательным медицинским персоналом, у меня все равно создалось ощущение, что я попала в ад, и мне нелегко будет из него выбраться.

Помню медсестёр в масках, лиц не было видно, говорящих: «Мест нет, отведи их в другое место, положи их туда», — казалось, что я нахожусь в каком-то фильме.

В палате со мной была другая беременная. Она что-то спрашивала у меня, я — у нее, все это помню смутно. Три дня я была как во сне. Раньше я посещала клинику только во время беременности, никогда так не болела, чтоб приходилось оставаться в больнице. Когда я поняла что еще долго не попаду домой, не смогу увидеть старшего сына и мужа, очень расстроилась.

Мне поставили катетер, прослушивали сердцебиение три раза в день, я ничего не могла делать, лежала и в основном спала. Говорили тренироваться, но я не могла двигаться, не было сил, даже не ходила по палате. Видела кошмарные сны, даже запах клиники был противен.

Когда в палату заходила медсестра с большим количеством шприцев, я уже знала, что она идет ко мне.

Я провела в этой палате семь дней и 13 мая у меня начались роды. Я была очень счастлива, думала, что рожу и сразу выздоровею, все уйдет в прошлое и через 3 дня я поеду с ребенком домой.

В родильный блок я пошла с такой радостью, словно прощалась с больницей.

«У меня были одновременно и послеродовая и ковидная депрессии»

Ребенок родился здоровым и его перевели в нековидное отделение клиники. Однако на проведение теста все же ушло три дня. Меня перевели в другую палату, и там начался новый ад.

После родов все анализы изменились в худшую сторону. В том числе были повышенны тромбоциты, и мне прописали антибиотики.

Одновременно у меня была послеродовая и ковидная депрессии, это было ужасно, но человек ко всему привыкает. Главной заботой для меня было здоровье малышки. Я могла думать только о том, чтобы все закончилось хорошо, каждую ночь я проводила в слезах. Я была раздражена. Скучала как по старшему ребенку, так и по новорожденному, которого не видела 12 дней.

Просила медсестер присылать мне фотографии ребенка, чтобы хоть так знать какой он, как он… не знала из-за чего нервничать.

Компьютерную томографию во время беременности делать было нельзя , и меня взяли на нее после родов. Надо было пройти один этаж, но я очень устала, вся вспотела и поняла что дела все еще плохи.

Каждый день я смотрела врачам в глаза спрашивая что будет дальше, какие будут анализы. Однажды в мою палату пришел врач и сказал, что у меня двусторонняя пневмония. Мне прописали много антибиотиков. Фактически у меня на теле не было места куда можно было бы колоть новые уколы. Я пережила полный кошмар.

Тем временем из палаты выписали двух находившихся там девочек и я осталась одна. Я уже думала, что еще долго не смогу покинуть клинику, но через несколько дней началось улучшение. Я оживилась, села, начала писать свою ковидисторию. Я поняла, что постепенно одолевают этого монстра, пожиравшего душу и тело.

И однажды врач позвонил мне, пришли твои анализы и все у тебя идеально, наверное через два дня выпишу вам с малышом. Я не могла поверить в это … Я не спала те два дня, у меня было единственное желание поскорее обнять своих детей.

Потом пришел врач и спросил меня: «Готова, Байрамашвили?» На радостях я так бежала из клиники, что даже не смогла поблагодарить медсестер и врачей, так мне хотелось поскорее покинуть этот ад.

Было немного ветрено, и выйдя на улицу, я сразу ощутила воздух на лице, первое чувство, которое у меня было — закружилась голова, думала, что упаду. Когда я вернулась домой к своей семье, увидела свой двор и цветы, сразу почувствовала себя хорошо. Больше меня ничего не беспокоило.

Можно сказать, что я боролась с настоящим монстром и победила его, несмотря на то что меня все еще беспокоят бессонница, кашель, слабость. Физически я его победила, но на подсознательном уровне, он все равно оставил свой страшный след.

Комментарии в Facebook

NewsTbilisi

Информационное агентство NewsTbilisi было создано в 2015 году для объективного освещения политических и социально-экономических процессов на Евразийском континенте.